Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«У консерватории было много финансовых проблем»

Директор департамента науки и образования Минкультуры Александра Аракелова — о причинах увольнения Михаила Гантварга
0
«У консерватории было много финансовых проблем»
Фото предоставлено пресс-службой Минкультуры РФ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

19 августа Министерство культуры уволило ректора Санкт-Петербургской консерватории им. Римского-Корсакова, народного артиста России Михаила Гантварга. Исполняющим его обязанности был назначен директор Санкт-Петербургского музыкального училища им. Н.А. Римского-Корсакова Алексей Васильев. О том, почему ведомство приняло решение поменять руководство в старейшей консерватории страны, «Известиям» рассказала директор Департамента науки и образования Александра Аракелова.

 Михаила Гантварг заявил, что его уволили, когда он был в отпуске. Разве это не нарушает законодательство?

— Мы отозвали его из отпуска письмом, затем соответствующий приказ был выпущен в консерватории Натальей Дегтяревой, замещавшей Михаила Ханоновича в период отпуска. Приказ об отзыве его из отпуска в консерватории был выпущен. Так что все процедуры соблюдены.

— В интервью «Известиям» Михаил Гантварг заявил, что предлагал ведомству прислать по факсу заявление об увольнении по собственному желанию, чтобы не прерывать гастроли. Почему этот вариант не устроил Минкультуры?

— Михаил Ханонович, как и любой творческий человек, видимо, не любит жесткую регламентацию деятельности. Ранее, когда возникали проблемы по различным направлениям деятельности, он неоднократно говорил разным сотрудникам, что готов хоть сейчас написать заявление об увольнении. Когда мы с ним на днях общались, он сказал, что готов был это сделать вчера-позавчера, но сегодня не готов.

 Поэтому было важно, чтобы он лично прилетел на встречу, прервав гастроли в Калифорнии?

— Это не совсем так. На встрече обговаривались вопросы, связанные не только с увольнением. Обговаривались и вопросы, связанные с аккредитацией и дополнительным приемом.

 То есть до этого по проблемам аккредитации представители Минкультуры с ним не общались?

— Мы официально запрашивали у Михаила Ханоновича информацию, какие проблемы у вуза были при прохождении аккредитации. Он ответил, что проблема была одна: у консерватории не было доступа к электронной библиотеке, и эта мелочь явилась причиной не пройденной аккредитации. Мы, в свою очередь, связались с Рособрнадзором, с другими вузами. Но можно было до этого понять, что одна эта проблема не могла стать основанием для того, чтобы специальности не прошли гос аккредитацию. По нашей информации, были и другие проблемы. Например, невыполнение норм стандартов по этим специальностям: в стандартах прописаны условия, при которых возможна реализация образовательной деятельности. вуз должен их обеспечивать. Одним из условий является наличие информационной библиотечной системы. Если у вуза нет этих условий, то нельзя даже приступать к реализации этих программ.

Второе условие — в вузе должна быть создана система внутривузовского качества образования. Должны ежегодно проводиться опросы студентов: как они сами оценивают качество их образования и те условия, в которых они учатся. Вуз сам формирует некий круг лиц, который постоянно проводит мониторинг реализации тех или иных образовательных программ, при этом привлекая студентов к этому процессу. В последние годы привлечение студентов к реализации образовательного процесса является обязательным.

Те документы, которые комиссия просматривала в консерватории, показали, что такой системы в вузе нет. Рособрнадзор сделал официальный запрос в консерваторию еще раз, уже после работы комиссии. Но в своем официальном ответе в Рособрнадзор Михаил Ханонович указал на невозможность предоставления таких документов, поскольку они в вузе отсутствуют.  

Кстати, до недавнего времени подобных прецедентов в творческих вузах не было. Первый случай с непрохождением аккредитации у нас был в этом году с Красноярской академией музыки и театра, и ректор Константин Якосбсон по этой причине был освобожден от занимаемой должности.

— По каким специальностям не была получена аккредитация в консерватории?

— «Хореографическое искусство», «Музыкознание и музыкально-прикладное искусство», «Музыкально-инструментальное искусство». В рамках специальности «Музыкальное искусство» учатся и пианисты, и струнники, и духовики, и народники.

 Кто принял решение в этой ситуации перевести людей на специалитет?

— Руководство консерватории. Мы узнали об этом со слов Михаила Гантварга. Мы еще не успели проверить документацию вуза в связи с этой ситуацией, но уже сейчас встает вопрос о дополнительных расходах бюджетных средств. Ведь только бюджетников, не получивших диплом государственного образца, — 25, и всем им придется обучаться еще целый год. Будут затрачиваться педагогические и другие ресурсы, хотя уже можно было бы выдать этим студентам дипломы и они бы сами решали, продолжать ли обучение в магистратуру или идти работать. Но так как у них не было возможности получить диплом, трудоустроиться никуда не смогли. Но проблема еще и в том, как этот переход с программы бакалавриата на специалитет был обеспечен необходимыми документами, в том числе корректировкой учебных планов и программ, а также педагогической нагрузки. Поскольку студенты, переходя на другую программу обучения, должны быть ознакомлены с условиями ее реализации.

— Они будут доучиваться в любом случае?

— Им предложено это сделать. По словам Михаила Ханоновича, все они согласились, никаких жалоб от студентов нет. Но всё происходило в летний период. Студенты только в июне узнали, что не получат диплом гособразца. Поэтому какова будет реакция в начале года — неизвестно. Мы надеемся, что консерватория найдет выход.

 Почему ректора сразу не сняли, когда стало известно об отсутствии аккредитации?

— В течение последних месяцев была целая череда различных нюансов. В середине августа Михаил Ханонович обратился с просьбой, чтобы Минкультуры разрешил консерватории проводить дополнительный набор по специальности «Режиссура театра». Они не набрали необходимое количество абитуриентов. Мы всегда идем навстречу таким просьбам. В основном они возникают в связи с невостребованными специальностями — например, «Библиотечно-информационная деятельность». Мы удовлетворили эту просьбу. Но специальность «Режиссер театра» — очень востребованная. Она реализуется во многих вузах, на нее конкурс — свыше 20 человек на место. И как консерватория могла не добрать на эту специальность студентов? Наверное, со стороны административной части консерватории была какая-то недоработка. Может быть, случился какой-то сбой на первой волне приема. Точно сказать сейчас трудно.

 Когда в 2011 году сняли с должности ректора Сергея Стадлера, Минкультуры назначили и.о. Олега Малова, проигнорировав просьбу коллектива назначить Михаила Гантварга. Это породило раскол в коллективе, в результате чего ведомству пришлось снять Малова и утвердить Гантварга. Минкультуры не боится, что и сейчас коллектив взбунтуется?

— Коллектив в консерватории достойный, там работают замечательные музыканты. Как и все творческие люди, они очень эмоционально воспринимают ту или иную ситуацию. И никуда от этого не деться. У Алексея Васильева, который связан с консерваторией многолетними узами как бывший выпускник, хорошая репутация, его многие знают не только в консерватории, к нему очень хорошо относится комитет по культуре Санкт-Петербурга — учредитель Музыкального училища им. Н.А. Римского-Корсакова, которое А. Васильев возглавлял 9 лет. Глава комитета Константин Сухенко сказал мне, что мы забрали у них лучшего руководителя. Васильеву весной предлагали место замруководителя комитета Санкт-Петербурга, наверное, не оттого, что он плохой руководитель.

Предсказать реакцию коллектива сложно, но хотелось бы надеяться, что коллектив понимает все сложности, которые есть у консерватории в управленческой сфере, и принимает эти вынужденные изменения. Наличие всего лишь одного проректора в вузе — только проректора по научной работе — вызывает недоумение у всех. И это длится не один месяц, а долгое время. Никогда в этом вузе такого не было. Мы много месяцев задавали Михаилу Ханоновичу вопрос: «Почему вы не назначите проректоров, у вас была бы подмога». Он отвечал, что в коллективе нет людей, которые могут занять эти должности. Ректор один не в состоянии следить ни за образовательным процессом, ни за научной деятельностью, ни за творческой, ни за финансово-хозяйственной. Это большой вуз, помимо самой консерватории у него есть огромные структурные подразделения — театр оперы и балета и школа-десятилетка.

Отсутствие команды усугубило кризис системы управления. Болезненно и неоправданно долго проходил процесс переезда в новое здание, так называемую Глинку-2. Хотя в 2012 году Михаил Гантварг сам обратился к министру культуры с просьбой способствовать расширению территории вуза. Минкультуры смогло решить этот вопрос, который не получал должного внимания более сотни лет. Минкультуры полностью отреставрировало здание за счет собственных средств. Студенты и преподаватели переместились сюда, и необходимый к этому моменту ремонт основного здания консерватории проходил без срыва занятий. Для вуза были созданы все условия для непрерывного обучения. Планировалось, что консерватория должна переехать еще в 2014 году, но переезд затянулся, так как сумма, запрашиваемая консерваторией (86 млн рублей), не согласовывалась министерством, потому что была сильно завышенной — по нашим расчетам, более чем втрое. Для переезда консерватории выделили 23,5 млн рублей и ещё 7,5 млн для театра, который также относится к вузу. К сожалению, ректор не смог эффективно организовать переезд, ведь если бы всё было вовремя сделано, то начать реставрационные работы в самой консерватории можно было гораздо раньше.

 Вы обсуждали с Михаилом Гантваргом его работу в консерватории в качестве  завкафедрой струнных инструментов?

— Он сейчас возглавляет эту кафедру, он прошел выборы на эту должность. Мы надеемся, что он продолжит заниматься этой деятельностью, потому что у него очень много профессиональных заслуг. Мы ценим эти заслуги, он замечательный музыкант.

 Какую роль сыграло в принятии решения открытое письмо от деятелей культуры? 

— Наверное, свою толику это письмо внесло. Все ректоры вузов, несмотря на то что они тоже творческие люди, прекрасно понимают, что непрохождение аккредитации не связано только с одной электронной библиотекой или техническими нюансами. Здесь проблемы гораздо глубже.

— Среди подписантов только один сотрудник Санкт-Петербургской консерватории.

— Дело не в том, сколько человек из какого вуза к нам обратилось. Важен сам факт, что общественность педагогическая обращает внимание учредителя на проблемы и необходимость их решения. Санкт-Петербургская консерватория — это первая в России консерватория. У нее был очень высокий имидж, и она стояла у истоков российского музыкального образования. Консерватория десятилетиями готовила кадры не только для всей страны, бывших союзных республик, но и для зарубежных стран. Все привыкли, что Санкт-Петербургская консерватория — это бренд. Поэтому, когда в таком вузе возникают проблемы, они должны решаться.

 Экс-ректор консерватории Владислав Чернушенко тоже поддержал обращение, его мнение размещено на официальном сайте Минкультуры, хотя этот человек обвинялся в 2002 году в халатности в связи с растратой $3,1 млн консерваторских денег и поэтому был снят с должности.

— У нас нет такой информации, если бы были доказательства этого факта — судебные решения, например, — мы бы об этом знали.

 Как скоро по прогнозам ведомства удастся решить проблемы консерватории?

— Это займет немало времени. Есть проблемы у театра оперы и балета. Сейчас он переехал в «Мюзик-Холл», но до сих пор вопрос об оплате аренды этих помещений открыт. Мы говорили несколько раз Михаилу Ханоновичу, что министерство как учредитель выделяет деньги на переезд, даже на переезд театра. Но аренду театр должен покрывать сам за счет своих коммерческих спектаклей. Иначе какова целесообразность наличия такого мощного структурного подразделения? Понятно, что первоочередная задача театра — это организовывать практику студентов. Но при этом коммерческая составляющая тоже должна быть. В театре большие творческие коллективы: и симфонический оркестр, и хор, и балетная труппа. И там выступают не только студенты, но и профессиональные артисты, которые занимают штатные должности. Это серьезный организм, и он должен быть подспорьем консерватории для зарабатывания внебюджетных средств. Ни у одного нашего вуза нет такой возможности. 

Но у консерватории наблюдается плановое снижение внебюджетных доходов. Планируемый объем внебюджетных средств на 2015 сократился по сравнению с 2014 годом практически на 20%. Если в 2010 году объем внебюджетных доходов составлял 101,7 млн рублей, в 2013 — 104,9 млн, в 2014 — 112,6 млн, то на 2015 год консерваторией запланировано только 90,6 млн. Для сравнения — у ряда других вузов Минкультуры, имеющих гораздо меньшие условия для привлечения внебюджетных средств, ситуация совсем другая. У большинства вузов соотношение между внебюджетными и бюджетными средствами составляет от 55%, тогда как у консерватории только 22%.

У консерватории было много финансовых проблем. Мы проводили проверку в 2013 году. Были выявлены серьезные нарушения, в том числе связанные с ремонтными работами, которые проводила консерватория.

 Можете привести примеры?

— Например, работникам консерватории устанавливалась необоснованные надбавки за работу и неправомерно рассчитывалось количество часов за ставку заработной платы преподавателям, не были переоформлены документы на право собственности на объекты недвижимого имущества, без письменного разрешения и задания на проведение работ от комитета госконтроля по использованию и охране памятников заключались договоры на ремонтные работы здания, являющегося памятником истории и культуры, выплачивались средства подрядным организациям за невыполненные работы, предоставлялись во временное пользования служебные помещения сторонним организациям без заключения договоров аренды и согласования с собственником имущества (928 кв. м) и др. Если обобщать вышесказанное, то эти примеры говорят о нецелевом и неэффективном расходовании как бюджетных, так и собственных средств консерватории.

— Будут ли разбирательства по этим фактам, уголовные дела? 

— Консерватория предоставляла план по устранению недостатков. Сейчас нужно понять, устранены они или нет. Я думаю, что многие вопросы остаются открытыми. Все окончательно станет ясно, когда новый руководитель сможет понять, какова сегодняшняя ситуация. Хочется надеяться, что до уголовных дел не дойдет: это не делает чести такому творческому вузу, как Санкт-Петербургская консерватория.

Комментарии
Прямой эфир