Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Рахманов рассказал о строительстве 54 судов и кораблей на ОСК
Экономика
ЦБ РФ готов существенно увеличить лимит переводов за рубеж для физлиц
Мир
Захарова назвала неуместным флаг Польши на мемориальных комплексах РФ
Общество
Председатель КС Зорькин выступил против возвращения смертной казни
Мир
Захарова предупредила об ответных шагах за использование активов России
Общество
Почти 5 млн электронных рецептов на лекарства выписали в Подмосковье
Общество
Роспотребнадзор начал проверку качества воздуха после пожара на Каширском шоссе
Мир
В Германии рассказали о попытке Шольца скрыть разногласия стран G7
Политика
В МИДе дали негативную оценку вступлению Финляндии и Швеции в НАТО
Мир
В Москве допустили несимметричный ответ Болгарии на высылку дипломатов
Мир
Российских хакеров обвинили в DDoS-атаках на ведомства Норвегии

Москва и Эр-Рияд поспорили из-за Асада

План по борьбе с «Исламским государством» выглядит пока неосуществимым из-за принципиальной позиции Саудовской Аравии
0
Москва и Эр-Рияд поспорили из-за Асада
Фото: Министерство иностранных дел Российской Федерации/mid.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Участившиеся встречи министра иностранных дел России Сергея Лаврова и его коллеги из Саудовской Аравии Аделя аль-Джубейра пока не принесли желаемого результата в вопросе о дальнейшей судьбе сирийского президента Башара Асада.

Несмотря на то что за прошедшую неделю министры встречались два раза (первая встреча состоялась в столице Катара Дохе), Эр-Рияд по-прежнему настаивает на том, что вопрос с Асадом решен — ему нет места в будущем Сирии.

Российская сторона придерживается иной точки зрения и традиционно отстаивает интересы сирийского лидера. При этом Москва уверена, что попытка решить вопрос со сменой правительства в Сирии военным путем может привести лишь к победе террористов из группировки «Исламского государства».

Встреча глав политических ведомств в Москве 11 августа стала, как выразился аль-Джубейр, откровенной. Чувство открытости передалось и на последующую пресс-конференцию, которая длилась около 1,5 часа и выглядела как откровенное противостояние Лаврова и его коллеги из Саудовской Аравии. И хотя по итогам конференции министры, улыбнувшись, назвали друг друга друзьями, обстановка показалась журналистам крайне напряженной.

По мере того как риторика саудовского дипломата становилась резче с каждым вопросом по поводу дальнейшей судьбы Сирии и участия в ней Асада, у российского министра явно портилось настроение. Традиционно тактичный и выдержанный Лавров не смог сдержать недовольство, что выразилось в обращении к переговаривающимся во время пресс-конференции журналистам с вопросом: «Мы вам не мешаем?»

Было ясно, что продвигаемому Москвой плану по созданию коалиции в борьбе с «Исламским государством», предложенному российским президентом в ходе встречи с преемником последнего принца Саудовской Аравии в Санкт-Петербурге в июне 2015 года, далеко до воплощения в жизнь.

Идея российского президента заключалась в том, что создается единый фронт по борьбе с «Исламским государством», который объединит усилия всех воюющих с террористами и усилия тех стран, которые могут оказать поддержку.

Однако план включает в себя объединение усилий противоборствующих сторон — сирийской, иракской армий, курдов и международной коалиции союзников в регионе во главе с США. В Москве аль-Джубейр явно дал понять, что Эр-Рияд никогда не пойдет на сближение с официальным Дамаском.

— Что касается коалиции, то мы не имеем в виду коалицию в классическом виде: с главнокомандующим, родами войск под его началом и т.д. Речь идет об очень простой вещи. Уже сейчас «на земле» с террористами воюют сирийская и иракская армии, курды, отряды вооруженной сирийской оппозиции, которые опираются на поддержку извне. Речь только о том, чтобы без формирования армий стран региона, направления их в район боевых действий каким-то образом скоординировать всех, кто уже воюет с террористами, чтобы они видели главную свою задачу — борьбу с угрозой терроризма, а сведение счетов между собой — самими сирийцами и иракцами — было бы отложено на потом, когда угроза будет отведена, — добавил Лавров после комментария аль-Джубейра, который в очередной раз заявил, что Эр-Рияд не пойдет на объединение усилий с Асадом. — Не только Россия, но и многие зарубежные военные эксперты абсолютно убеждены, что без объединения всех, кто противостоит террористам «на земле», удары с воздуха, осуществляемые США и коалицией, не дадут желаемого результата и ИГ не будет побеждена.

Но сложности и разногласия на этом не заканчиваются. Россия настаивает на том, что сотрудничество с уже созданной США коалицией по борьбе с «Исламским государством» может состояться только после того, как коалиция будет оформлена в необходимую резолюцию Совбеза ООН. Мандат Совбеза ООН принципиально важен для Москвы, тем более что тогда его придется согласовывать с Дамаском, как это делалось, когда создавалась аналогичная коалиция в Ираке.

— Важно только обеспечить, чтобы любые действия в сфере антитеррора, включая действия упомянутой коалиции под американским командованием, соответствовали нормам международного права и были стопроцентно легитимны, как в Ираке, где есть согласие правительства, так и на сирийской территории, где к этому вопросу нужно так же подходить, — считает российский министр.

Правда, в одном министры все-таки сошлись — необходимо действовать в рамках пунктов первого Женевского коммюнике от июня 2012 года, где четко прописан план создания переходного управляющего органа, которому перейдет вся полнота исполнительной власти. Но каким образом создать этот переходный совет — военным или мирным путем, — тут снова начинаются разногласия.

Москва настаивает на том, что в Женевском коммюнике четко сказано — «состав такого органа и решение о его создании должны быть определены на основе общего согласия между правительством Сирии и всем спектром оппозиционных групп».

— Женевское коммюнике было одобрено принятыми консенсусом резолюциями Совета Безопасности ООН, которые обязательны к исполнению. Поэтому здесь даже спорить не о чем. Сегодня мы занимались тем, что сопрягали наши усилия, призванные создать оптимальные условия для начала диалога о полном выполнении Женевского коммюнике, — заявил Лавров.

Однако Саудовская Аравия и ее союзники в регионе, подписавшись под всеми пунктами документа, продолжают ему противоречить.

По мнению Эр-Рияда, Асад является частью сирийской проблемы, а не частью ее решения, так как «именно он виноват в гибели 300 тыс. сирийцев и появлении 12 млн беженцев».

— Вопрос с Башаром Асадом решен. У него нет будущего в Сирии. Единственный вопрос, который нас волнует, заключается в том, как это будет осуществлено — или мирным путем с помощью переходного совета, или военным, — сказал аль-Джубейр. — Наше различие с российской позицией заключается в том, что российская сторона настаивает, что будущее Асада должно определять межсирийский диалог. Что касается переходного периода и сохранения государственных структур — в этом у нас нет различий с РФ. Мы подчеркивали необходимость сохранения государственных и военных структур после Асада и поэтому хотели бы подчеркнуть, что любые информационные вбросы в мировых СМИ о якобы изменившейся позиции Королевства Саудовская Аравия по отношению к кризису в Сирии не имеют под собой почвы и оснований.

Подытожив общую мысль всей встречи, глава российского внешнеполитического ведомства заявил, что есть только одно разногласие — судьба сирийского президента.

— Как сказал мой коллега и друг аль-Джубейр, у нас действительно есть расхождения, касающиеся главным образом единственного вопроса — судьбы Асада. Мне бы очень не хотелось, чтобы какая-либо из влиятельных стран, так или иначе вовлеченных в события вокруг сирийского кризиса, надеялась, что проблема Асада может быть решена военным путем. Единственный способ военного решения — это захват власти «Исламским государством» и прочими террористами. Не думаю, что кто-то этого хочет, — заявил Лавров. — Наверное, можно говорить о том, какие проблемы внутри Сирии возникли и продолжают обостряться, но Асад не угрожает ни одной соседней стране, а ИГ не просто угрожает Ираку, Сирии, Саудовской Аравии и заявляет об этом публично, но этот террористический механизм составляет некие карты от Испании до Пакистана. Поэтому здесь нам всем надо соизмерить масштаб угроз.

Главный союзник Саудовской Аравии — США — в это время пошел на совсем отчаянные меры: согласно недавнему распоряжению американского президента Барака Обамы, вооруженные силы США получили право отвечать на любые враждебные действия против сирийской умеренной оппозиции. А Пентагон имеет право защищать противников Асада с воздуха в случае атак на них не только «Исламского государства», но и сирийской армии. То есть Обама признал прямую вовлеченность США в гражданскую войну в иностранном государстве на стороне противников официального Дамаска.

Москва считает, что позиция Вашингтона по поддержке умеренной оппозиции в Сирии с воздуха еще больше осложнит борьбу с терроризмом.

— До сих пор все примеры подготовки на территории соседних государств американскими инструкторами боевиков так называемой умеренной оппозиции заканчивались тем, что они оказывались на стороне экстремистов, — отметил Лавров.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир