Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Всё мое», — сказало злато,

«Всё мое», — сказал булат.

«Всё куплю», — сказало злато,

«Всё возьму», — сказал булат.

Так — кратко и четко — Александр Сергеевич охарактеризовал два периода одной эпохи, начавшейся в августе 1991-го.

1990-е — золотое время. Бизнес пытается действительно стать «олигархией», т.е. слить собственность и власть таким образом, чтобы Бизнес был первичен и рулил бюрократией. 2000-е — булатное время. Бюрократия создала свою Систему, где она безусловно первична и в разных формах, но вполне определенно рулит крупным бизнесом. И уж абсолютно точно бизнес никак не может командовать бюрократией. Символическая точка перехода всем известна — дело ЮКОСа.

В честь этого Исторического Решения вознеслась Вертикаль.

Так обстоит дело в Центре. Но велика Россия, и на местах кто-то кое-где у нас порой честно, по бюрократическим правилам жить не хочет — опять попытается поменять местами части этой конструкции, сделать свой бизнес все-таки первичным, а бюрократию — вторичной.         

Сейчас, в преддверии начала избирательного цикла 2016–2018 годов, могут появиться попытки «исторического ревизионизма» — пересмотра того самого ответа на основной вопрос...

Живой пример — неожиданно возникшая ситуация в Самарской области.

Там с 2012 года царит губернатор Николай Меркушкин (до этого 17 лет возглавлял Республику Мордовия). На губернаторских выборах-2014 за него было подано больше 91% бюллетеней при общей явке свыше 61% избирателей. Все конкуренты в сумме огребли меньше 8% голосов на четверых. Да, такой успех даже слегка удивил АП. Понятно, там ценят любовь населения к губернаторам, но все-таки не до такой же степени...

Однако на самом деле понять причины такого единомыслия в Самаре тоже можно — до прихода Меркушкина область сотрясали скандалы (в том числе публичные) между разными «элитными группами», так сказать. Всё это не столько развлекало публику, сколько вносило неопределенность в бизнес и административные вопросы. Что, собственно, и стало одной из причин смены власти. То, что Меркушкин сумел сгладить эти внутренние противоречия, как говорится на бюрократическом сленге, «консолидировать региональные элиты», и было должным образом оценено этими самыми элитами, да и жителями.

Однако жизнь продолжается. 13 сентября — единый день голосования, выборы пройдут в 9 районах Самары, 6 городских округах и 27 муниципальных районах области. Вот в связи с этими выборами и возник новый конфликт. Местная ЕР, как водится, подконтрольная «исполнительной власти», заменила 14 победителей праймериз в списке кандидатов на лояльных губернатору людей из числа чиновников и руководителей госкомпаний, которые даже не участвовали в предварительном голосовании.

Пресс-служба Меркушкина «объяснила», что такое решение было принято потому, что «среди них оказалось очень много лиц, так или иначе аффилированных с местными олигархическими группами. Уже на этом этапе эти группы влияния начали формирование своих «фракций» в будущих районных советах и в будущей городской думе. Их люди вошли бы в состав фракции «Единой России», а на деле всеми процессами управляли бы отдельные люди, как говорится, из-под полы. Мы не могли допустить продолжения ситуации, когда любые вопросы в городской думе решают не депутаты, а 2–3 человека и совсем в другом месте».

Всё это очень мило, однако грубо нарушает процедуру. На что и отреагировало руководство ЕР (кстати, сам Меркушкин — член бюро высшего совета партии). Уж по правилам — так по правилам! Решение Самарской организации ЕР было отменено (ну, там тоже есть свои нюансы — скажем, среди снятых кандидатов были судимые, их, естественно, не восстановили — опять же по закону и т.д.), а руководство организации получило взыскания. В общем, всем сестрам — по серьгам, каждому медведю — по кольцу.

Любопытно, что в том же «самарском казусе» мы сталкиваемся и со второй частью марлезонского балета. На фоне, казалось бы, исключительно политической истории — «благих намерений» губернатора Меркушкина пропихнуть кандидатов от себя в депутаты, находится бизнес-группа, которая спешит погреть руки на возникшем скандале.

В публикациях, посвященных этой истории, вдруг всплывает название самарского предприятия «Тольяттиазот» («ТоАз»). Мол, губернатор не раз помогал своим административным ресурсом руководству «ТоАза» отбиться от уголовных дел. Что ж, «некто» подключился к наезду на Меркушкина — дело житейское.

Не нужен и Шерлок Холмс, чтобы разобраться в сортах пепла, лежащих на страницах пламенных публикаций. Тут даже не стоит ломать голову, кому выгодно, — кто инициировал данные уголовные дела, тому и публикации на руку. Перефразируя классика, «кто хочет сумку стибрить, тот не прочь и тетку убить».

В Самарской области давно бушует конфликт между руководством «ТоАза» и их миноритарным акционером — холдингом «Уралхим». Миноритарии хотят получить контроль над гигантом — руководство «ТоАза», как ни удивительно, не хочет отдавать свой завод. 

Председатель совета директоров «ТоАза» Сергей Махлай в своем интервью в конце 2014 года ссылался на слова, сказанные ему «лично Дмитрием Мазепиным (хозяин «Уралхима»), которые были связаны с организацией уголовного преследования против меня и других топ-менеджеров «Тольяттиазота».

В драке, как говорится, все средства хороши. Похоже, исчерпав все обычные механизмы, «Уралхим» решил прибегнуть к изощренным и теперь пытается включиться в любую повестку, в том числе политическую, которую хоть каким бы то ни было образом можно притянуть к «ТоАзу», с тем чтобы нагадить его основным акционерам в очередной раз.

Ну вот «очередной раз» и подвернулся. Если есть проблемы у губернатора с Москвой, то как же не воспользоваться ситуацией! Есть шанс воткнуть свою «Антилопу Гну» в государственный автопробег, чтоб снять свои пенки с чужого стола...

Занятно, но наезд-то хоть и по адресу, но не по существу. Меркушкин как раз в данном случае выступает как равноудаленный чиновник, а совсем не лоббист «ТоАза». Например, вскоре после назначения губернатором он вполне критически отозвался о «ТоАзе»: «Да, мы поддерживаем, но только в том случае, что если мы, конечно, сейчас будем понимать, что те заявленные инвестиции, которые были, они будут реализованы. В противном случае понятно, что через 3–5 лет завод может вообще уйти с рынка». Но такая — бюрократически отдаленная — позиция губернатора не устраивает «Уралхим».

Дальше в дело вступает железная логика. Пусть он не лоббист «ТоАза», но уж точно и не лоббист «Уралхима»! А кто не с нами — тот против нас. А кто против нас — против того и мы. А против кого мы — тут уж «извини, брат»...

Всё это вызывает ностальгические воспоминания о молодости в лихих 1990-х. Игры тогда были, конечно, куда жестче, но вот психология бизнесмена, претендующего на роль Хозяина области, который «рулит» чиновниками, — эта психология как на ладони.

Но ситуация изменилась — необратимо. Тут можно лишь еще раз напомнить, что еще в начале 2000-х президент «делом ЮКОСа» Систему перезагрузил. А именно — в пределах самой Вертикали вполне возможна «критика сверху», но вот наезд на крупного чиновника со стороны бизнесменов для «решения проблем», а тем более попытка вмешательства в политическую повестку — не допустимы. Это совсем не по правилам действующей Системы. Больше 10 лет было, чтоб эти правила изучить и усвоить. Ну а если кто-то не усвоил или решил, что почему-то он является исключением, — тогда в дело может вступить все то же Правило Системы — «кто не с нами — тот против нас». 

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир