Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Злободневная «Сказка сказок» на набережной Круазетт

68-й Каннский кинофестиваль запомнится кадром, где Сальма Хайек поедает сердце морского дракона
0
Злободневная «Сказка сказок» на набережной Круазетт
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Одним из первых фильмов конкурсной программы 68-го Каннского кинофестиваля показали «Сказку сказок» итальянца Маттео Гарроне.

В основе картины — три истории из книги Джамбатисты Базиля, писателя и собирателя сказок XVI века. Ради продолжения рода королева (Сальма Хайек) готова отправить мужа на смерть и съесть сердце морского чудища, но счастья это, конечно, не принесет. Ее сосед, всё тех же голубых кровей (Венсан Кассель), положил глаз на старушку, приняв ее из-за бархатного голоса за молодую красавицу. Безобиднее всех развлекается другой монарх (Тоби Джонс), забавы ради приручивший блоху. Всё бы ничего, пока на сыром мясе блоха не раздобрела до размера теленка. 

Этот необычайно красивый фильм — яркий, неспешный, с массой примечательных деталей, — однако запоминается прежде всего одной сценой, где Сальма Хайек плотоядно вгрызается в кроваво-красную плоть. Как рассказала на пресс-конференции сама актриса, поедать гигантское сердце было примерно так же, как на это смотреть, — довольно мерзко. 

Злободневная «Сказка сказок» на набережной Круазетт

— Вкус был просто отвратительный. По мысли режиссера, сердце должно было выглядеть, как будто его действительно достали из чьих-то внутренностей — так, чтобы даже врач смог поверить. Там были макароны, конфеты — какое-то жуткое месиво. Меня едва не стошнило, — призналась Сальма Хайек, хотя, очевидно, теперь эти воспоминания вызывают у нее скорее улыбку. 

Несмотря на жанр, эта брутальная сказка с примесью эротики и хоррора, конечно, предназначена для взрослых. Базиле записывал все эти истории в их первозданном виде, не адаптируя для неокрепшей детской психики, как это сделают позднее Шарль Перро и братья Гримм. И надо отдать должное Гарроне, дух оригинала сохранен. Впрочем, не это здесь главное. 

Злободневная «Сказка сказок» на набережной Круазетт

Еще по триллеру «Таксидермист» мы знаем, как хорошо Маттео Гарроне владеет формой. Но с каждым фильмом всё очевидней, насколько реальность для него важнее любых кинематографических изысков. И «Сказка сказок» — не шаг в сторону, а попытка подобрать новую оптику. Собственно, поэтому его фильм лишен облагораживающего волшебства — лишь зловещий и завлекающий мрак наших страхов и желаний. Впрочем, а что есть фольклор, как не коллективное бессознательное?

Несмотря на гигантских насекомых, морских драконов и общий фантастический антураж, кино получилось вполне злободневное. Бедняки влачат жалкую жизнь и питаются завистью к богатым. Те отвечают брезгливостью, но и никуда от них деться не могут. Гнаться за куском хлеба не надо, но счастья как-то не предвидится. Круг их проблем весьма ограничен, их, собственно, две: не помереть со скуки и оставить потомство. Довольно злобно, но, возможно, справедливо.

Злободневная «Сказка сказок» на набережной Круазетт

Впереди будут еще две итальянские картины: «Молодость» Паоло Соррентино и «Моя мать» Нанни Моррети. В этом году в основном конкурсе впервые встретились все три самых именитых современных режиссера Италии, что сообщает происходящему дополнительную интригу. 

В отличие от Италии для России этот год сложно назвать удачным. На открытии Российского павильона каннский отборщик восточно-европейского кино Жоэль Шапрон с видимой горечью признал неутешительный факт: это первый фестиваль за 10 лет, где фильма из России нет хотя бы в одной из программ — главной, «Особом взгляде», «Неделе критики» или «Двухнедельнике режиссеров». Неудача эта особенно оглушительна после прошлогоднего успеха Андрея Звягинцева, чей «Левиафан» получил приз за сценарий и даже имел неплохие шансы (как поговаривали инсайдеры) на «Золотую пальмовую ветвь».

Злободневная «Сказка сказок» на набережной Круазетт

— Но драматизировать не стоит, — уверен Шапрон. — Не надо забывать про молодых режиссеров Марию Гуськову и Максима Шавкина — впервые сразу две русские короткометражки попали в конкурс Cinéfondation. Кроме того, две картины — «Добро пожаловать, или Посторонним вход запрещен» и «Иван Грозный» — будут показаны в престижной программе Cannes Classics. Уверен, в следующем году фильмы из России снова будут в одном из конкурсов. Неверно думать, что Каннский фестиваль проигнорировал российское кино. Нет, просто в этом году комиссия не отобрала подходящих фильмов из России. Это не одно и то же.

Злободневная «Сказка сказок» на набережной Круазетт

Кроме того, по словам Шапрона, до последнего момента две российские картины долго и горячо обсуждались отборочной комиссией и имели все шансы пройти, однако в последний момент уступили место более удачливым кандидатам. 

Несмотря на минимальное присутствие российского кино на фестивале, у Российского павильона запланирована богатая деловая программа, говорит глава «Роскино» Екатерина Мцитуридзе. Как и ранее, главная площадка по продвижению российского кино за рубежом при поддержке ОАО «Аэрофлот» и Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко проведет презентацию проектов для копродукций и уже готовых картин. 

— Прежде всего, в этом году мы постараемся сфокусироваться на молодых, — рассказала Мцитуридзе. — У нас будет несколько программ дебютного кино. В первую очередь, это GlobalRussians, где в этом году помимо выпускников столичных вузов примут участие студенты из киношколы Александра Сокурова в Кабардино-Балкарии. Этим мы хотим показать, что российское кино не ограничивается Москвой и Петербургом. 

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир