Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Киеве произошла еще одна смерть бывшего представителя Партии регионов. В среду около 7 часов вечера в подъезде своего дома на Виноградаре был убит экс-депутат партии Виктора Януковича Олег Калашников.

Это уже четвертая смерть регионала за последнее время.

Трагический список открыл бывший глава Фонда Госимущества при Леониде Кучме экс-депутат Михаил Чечетов. Он, только-только выпущенный под подписку о невыезде, выбросился с 17-го этажа дома, в котором была его квартира. Не выдержал, судя по его предсмертному письму, моральной травли.

Вторым был экс-депутат Станислав Мельник. Тоже самоубийство.

Третьим стал бывший депутат и губернатор Запорожской области Александр Пеклушенко. Огнестрел.

Все эти смерти произошли в феврале–марте.

Калашников чувствовал, что с ним произойдет что-то нехорошее в ближайшем будущем. Несколько недель назад во время телефонного разговора, когда я брал у него небольшое интервью, Калашников сообщил, что ему поступают угрозы физической расправы. Он связывал это с публичным заявлением, что, несмотря на запреты, он берет на себя подготовку к празднованию Дня Победы в Киеве.

Недавно донос на него в прокуратуру написала бывшая журналистка телеканалов СТБ и «Интера», а ныне депутат рады от Блока Порошенко Ольга Червакова. Она обвинила Калашникова в сепаратизме, так как тот выступил против запрета коммунистической символики на Украине. В общем, серьезное обвинение по нынешним временам.

«Страну я покидать не собираюсь, кончать жизнь самоубийством тоже, как это якобы сделали мои бывшие коллеги», — заверил меня Калашников.

Кстати, почти сразу после убийства было опубликовано его предсмертное письмо, в котором он сообщает о том, что ему постоянно угрожают расправой за политическую деятельность и борьбу с нынешним режимом.

Вчера во время беседы с представителем одного СМИ близкий товарищ Олега рассказал о последнем общении с убитым за несколько часов до гибели: «Разговор с ним был в 17.12. Он мне говорил, что ему нужно выйти согласовать макеты, но знает, что шакалы его стерегут. Я просил его не выходить. Он мне ответил: «А если мы все сложим руки — что дальше? Я сын фронтовика, и нацисты никогда меня угрозами не запугают!»

Якобы в подъезде его дома видели двоих.

Одиозный Антон Геращенко, советник не менее одиозного министра внутренних дел Арсена Авакова, вчера на своей странице в социальной сети Facebook написал, что у следствия есть пять версий того, по каким причинам могли убить Калашникова.

Первая связана с политической деятельностью убитого. Мол, экс-регионал как один из руководителей антимайдана знал о многомиллионном финансировании «титушек». Судя по намекам советника, в таком случае получается, что Калашникова типа «убрали» свои, чтобы информация не всплыла на суде.

Вторая версия связана с бизнес-интересами, в том числе с займами и долгами.

Третья — личные отношения.

Четвертая — банальное ограбление.

Пятая же представляет собой смесь других версий.

Можно было бы напомнить Антону Геращенко, что в январе 2014 года на одном ток-шоу его шеф бросил большой пюпитр в Калашникова и обещал его побить. Вдруг следствие это тоже заинтересует.

Бывший глава информационного отдела  «Правого сектора», а ныне депутат украинского парламента Борислав Береза пошел еще дальше. Он выдвинул версию, будто Калашников, который имел финансовые затруднения, якобы шантажировал руководство Партии регионов тем, что будет сотрудничать со следствием, если ему не дадут денег.

Это совершенно бредовая версия, так как никаких «титушек» Калашников никогда не организовывал. У него другая специализация. Бойцы, которые помогали «Беркуту», находились в сфере ведения харьковской организации «Оплот» Евгения Жилина, к которой Калашников не имел никакого отношения.

Калашников был лидером Общевоинского союза Украины. Но если посмотреть на историю деятельности этой организации, то можно увидеть, что единственное, чем она занималась, было обычное пикетирование противников регионалов. Например, когда около Печерского суда в Киеве, где проходил судебный процесс над Юлией Тимошенко, ее партия «Батькивщина» разбила палаточный городок на Крещатике и стала троллить судей, то рядом с тимошенковским лагерем свой разбил Общевоинский союз Калашникова и стал троллить уже Тимошенко и тимошенковцев. Каждые полчаса крутились обращения союза к гражданам, в которых сообщалось, что Тимошенко — воровка газа и что судят ее правильно, после чего следовала запись гимна «Еднаймося, еднаймося». Всё это продолжалось несколько месяцев. За то время весь Крещатик наизусть выучил речь Калашникова и гимн Общевоинского союза. Так что специализация Калашникова — это уличный троллинг, а не «титушки». Это во-первых.

Во-вторых, никто из его близких и знакомых не сообщил о каких-то трениях с бывшими руководителями регионалов. Как он вообще мог им угрожать, если почти все VIP-регионалы покинули Украину? Разве только по телефону? Тогда товарищам надо еще дозвониться. Больше чем уверен, что у Калашникова не было телефона ни Януковича, ни его ближайшего окружения. Мало того, с ним никто и разговаривать бы не стал: не тот статус. Однако если даже предположить, что он говорил с ними по телефону, то, учитывая, что его, как и самих регионалов, прослушивает СБУ, уже появились бы записи разговоров с угрозами его или тех, через кого он мог передавать информацию.

Самой правдоподобной представляется политическая версия убийства Калашникова. Лично мне кажется, что убил его кто-то из карательных батальонов, которых на Украине развелось очень много. В атмосфере ненависти, борьбы с «сепаратистами» и истерии, которая ежедневно нагнетается в украинском обществе, кто-то из нацистских боевиков мог проникнуться идеей уничтожить зарвавшегося «ватника», решившего широко отмечать «совковый» День Победы.

Кстати, своего злорадства убийством Калашникова не скрывает бывший заместитель Коломойского депутат Борис Филатов. Это тот человек, «слава» которого год назад началась с циничного призыва в социальной сети Facebook. Филатов призвал украинские власти обещать жителям Крыма всё, что они хотят, а когда те успокоятся, просто начать их вешать.

На этот раз комментарий Филатова был не менее шокирующим: «Говорят, что еще одну мразь пришили. Более всего я бы хотел, чтобы это были не разборки за долги, не заметание следов, а наш бандеровский классический атентат. Простите. Грешен. Но ничего не могу с собой поделать».

Думаю, что смерть Калашникова — не последнее политическое убийство на Украине. Охота на противников нынешнего политического режима в Киеве будет продолжаться.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...