Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Падение курса рубля вслед за ценами на нефть ненадолго отвлекло нас от Украины. Главная тема-2014 успела за год порядком поднадоесть. Но не спешите торопиться — она останется одной из главных и в 2015 году.

Не дожидаясь звона бокалов о тарелки с оливье, предлагаю уже начинать подводить итоги прошедшего года. За 2014-й мы потеряли Украину, вернули Крым, провели Олимпиаду (и победили на ней!), не удержали рубль, оказались на грани войны (по крайней мере, холодной) с Западом, спасали (и все-таки спасли) Донбасс, подписали «соглашение века» с Китаем, отменили «Южный поток».

По количеству глобальных событий и их последствий для нашей страны уходящий год может конкурировать с любым в XXI  веке. Теперь постараемся остановиться подробнее на каждом из пунктов.

Потеряли Украину. Допускаю, что многие могут не согласиться с данным утверждением, но от этого оно, увы, не перестает быть фактом. Девять лет, прошедшие с первого майдана, если чему-то нашу элиту и научили, то только еще большему политическому цинизму. Вместо того чтобы системно заниматься формированием общественного мнения в стране, разочаровавшейся в «оранжевом президенте», российское руководство исповедовало священный принцип невмешательства во внутренние дела наших партнеров. Что же, доневмешивались, господа. Брошенные в последний момент на помощь захлебывающемуся в собственной игре Януковичу резервы объективно были не в состоянии сделать ничего больше, чем диагностировать политическую смерть пациента.

А Украину мы объективно потеряли на не слишком короткий срок — согласитесь, школьники, которые растут на «героях АТО», едят в одесском суши-баре «жареных колорадов» или пьют компот «кровь российских младенцев», вряд ли станут друзьями России, даже если они и их семьи говорят по-русски.

2014 год открыл нам страшное — русскоязычных русоненавистников. Оказалось, таких много можно встретить возле российского посольства в Киеве или рядом с одесским Домом профсоюзов. 10 лет — это минимальный срок, который должен пройти с момента смерти ненависти, еще только входящей в сознание украинцев. Вспомните послевоенную Германию. А с Украиной нам еще предстоит хлебнуть лиха в годах грядущих. К этому нужно быть готовым.

Возвращение Крыма, так же как и победоносная Олимпиада, стало для нас всех новым Символом Веры — можем, если захотим! Прав был президент Путин, сравнивая Херсонес со Храмовой горой.

Закономерные испытания, выпавшие на долю отечественной экономики, не смогли и не смогут сломать дух народа, проснувшийся вместе с возвращением Тавриды. Да, придется потерпеть. Да, будем жить хуже. Не только без пармезана с хамоном, но и без чего-то более повседневного. Всё имеет свою цену, но платя ее, ты становишься безраздельным собственником купленного. Я вместе с большинством не верю, что народу России важнее продуктовая корзина, чем гордость за собственную страну.

Но если 2-миллионный Крым мы, разумеется, вытянем, то полное обеспечение 7-миллионного (до войны) Донбасса станет тяжелым грузом для экспортно ориентированного формата российской экономики. Решать эту дилемму нужно не за счет «слива» Донбасса. Сама конъюнктура рынка и экономическая ситуация подсказывают, как можно скорее переориентировать экономику на развитие внутреннего рынка, создание новых рабочих мест, инвестирование всех возможных фондов национального благосостояния и частных благосостояний в реальный сектор — заводы, предприятия, инфраструктуру. Деньги эти всё равно прогорят на Западе, так лучше пускай поработают на благо страны, а не западных банков, в которых пока они продолжают лежать.

Еще больший вопрос стоит не отвеченным уже который год пред нашей властью: какую модель мира может предложить Россия? Иначе говоря, что мы строим альтернативой Западу? Если признаться вслух, что никакая мы не империя, а просто региональная (сверх)держава, как это предлагают сделать многие эксперты, то будет гораздо честнее по отношению как к собственному населению, так и к окружающему нас миру. И требовать с государства регионального, пусть и евразийского масштаба никто особо ничего не будет. Но мы же настаиваем на своей цивилизационной роли. Таковая всегда должна быть подкреплена не столько словом, с чем у нас как раз перебор, сколько делом.

Например, отмена континентального газового проекта «Южный поток» стала серьезнейшей репутационной потерей для России на Балканах, не говоря уже о «Газпроме». Поддерживающие нашу политику власти Сербии и Венгрии оказались, мягко говоря, в затруднительном положении — как объяснить своим жителям, что большой русский брат взял да и кинул? Вначале нужно было потратить годы времени и миллионы средств на объяснение того, почему так важен этот проект для населения его стран-участниц, чтобы теперь доказывать с цифрами и фактами, почему его реализация на данный момент невозможна: категорическая позиция Еврокомиссии и приостановка участия в нем Болгарии.

Зная, что так оно и есть, всё равно не могу отделаться от мысли о, мягко говоря, неудачной форме подачи информации. Представьте, без какого-либо предупреждения по итогам встречи в Стамбуле президент России заявляет об отмене проекта, имевшего стратегическое для Балканского региона значение, на который были завязаны практически все остальные инвестиции — от покупки сербской нефтяной индустрии «Газпромом» и захода в Белград ВТБ со Сбербанком до масштабной программы модернизации местных железных дорог. Десятки тысяч нетрудоустроенных в Сербии и Венгрии — это не репутационный риск, а реальная проблема, которая может стать причиной потери немногих оставшихся преданными нам(и) союзников в Европе. Рецепт простой: если мы хотим влиять, нужно спонсировать наших союзников, не полагаясь на «взаимные интересы».

Вместе с тем статус региональной державы не так плох: меньше ответственности. Китай тоже является региональной державой, но с тихим потенциалом мирового лидера. Согласитесь, это лучше, чем с его громким дефицитом. А мы?

Заключенное в Пекине соглашение, позволяющее фактически переориентировать всю нашу экспортную энергетику на Поднебесную, может на самом деле сделать Россию значительно менее зависимой от западных санкционистов. Есть только одна проблема — для строительства искомой трубы в Китай необходимы значительно большие, чем на «Южный поток», инвестиции и главное — 5 лет спокойного строительства. Они у нас есть?

2014 год прошел под непроизносимым, но вполне отчетливым слоганом «лишь бы не было войны»: ежедневные обстрелы Донбасса регулярной украинской армией заставляли вспоминать аналогичные бомбежки Югославии. Беженцы сотнями тысяч находили приют в России, а МЧС отправлял в Донецк многочисленные гуманитарные конвои. Тем временем власти самопровозглашенных республик получили легитимность на состоявшихся выборах и теперь могут официально представлять свои территории на любых переговорах. Вопрос в другом — какой план имеет Москва по отношению к этим республикам? Есть варианты: Крым, Абхазия или Республика Сербская. Но самое главное, что в любом из перечисленных вариантов донатором в той или иной форме всё равно выступает Белокаменная. Опять же вопрос потенциала и ответственности.

Вступая в новый год, важно понимать наши приоритеты. Ведь даже естественное животное стремление сохранить жировой запас применительно к нашей стране неизбежно наталкивается на необходимость активности во внешнем контуре. Иными словами, достаток россиян невозможен без активной экспансионистской внешней политики, а та, в свою очередь, — без наличия понятной всем стратегии мобилизационного развития. Ею и нужно заняться теперь. Тогда и рубль будет крепок, и цели понятны. Такие задачи на 2015-й.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...