Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Дурак» дурака видит издалека

В российский прокат выходит уже вторая вариация гоголевского «Ревизора»
0
«Дурак» дурака видит издалека
Кадр из фильма «Дурак». Фото: kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российском прокате — победитель «Кинотавра» и кинофестиваля в Локарно «Дурак» Юрия Быкова, самый злой и беспощадный российский фильм 2014 года (раз уж «Левиафан» переехал на февраль 2015-го).

Сантехник Дима Никитин (Артем Быстров) — простой и честный парень. Таким, как он, фразу «тебе что, больше всех надо?» выслушивать приходится чаще, чем «добрый день». Экстренный вызов на соседний участок не дает Никитину покоя. Проснувшись среди ночи, он внезапно осознает, что трещина в старом общежитии означает проседание фундамента — здание рухнет в ближайшие 24 часа и похоронит заживо 800 человек. Тем не менее, услышав неутешительный прогноз, отцы города не торопятся объявлять ЧП и начинать эвакуацию. Прежде нужно найти или назначить «стрелочника».

«Дурак» дурака видит издалека

Со своей неутешительной вестью Никитин прибывает на чужой праздник жизни — в лучшем ресторане города вся местная элита неприглядно, но с огоньком справляет день рождение главы города, женщины с тяжелым взглядом и командным голосом (Наталья Суркова). Для своих — просто «мама». Все виновники грядущей аварии в одном месте. Ни один не хочет брать вину на себя и стремится потопить другого. 

Странное, но занимательное совпадение — буквально с разницей в месяц на российские экраны вышли сразу две вариации на гоголевского «Ревизора». В «Дне дурака» Александра Баранова буквально перенесенная в наши дни коллизия временами смешила, но скорее печалила. «Дурака» Быков сделал как жесткий социальный триллер, где неожиданно обнаружил хорошее чувство абсурдного. Есть у Быкова и еще кое-что, чего нет ни у Баранова, ни у Гоголя — образцово положительный герой. Никитин — симпатичен, честен, абсолютно прав.

«Дурак» дурака видит издалека

Актер по образованию, Юрий Быков пришел в режиссуру по зову сердца. У него есть последовательная программа, которую он планомерно, можно сказать, в одиночку воплощает. Он и режиссер, и сценарист, и монтажер, и композитор своих фильмов, а иногда и актер. Кино в его случае — способ разговора со зрителем.

После мощной короткометражки «Начальник», взявшей главный приз на «Кинотавре» в 2009 году, Быков снимает такой же гражданственный, но вызывающе холодный триллер «Жить». В последовавших позже «Майоре» и «Дураке» нельзя сказать, что стало больше жизни, но речь получилась более связной.

И, судя по фильмам, Быков мыслит исключительно прямолинейными утверждениями — настолько прямолинейными, что даже становится неловко. После аргумента обязательно следует контраргумент. Каждый из героев, захлебываясь криком, обязательно выскажет свою позицию и услышит не менее пространный ответ.

«Дурак» дурака видит издалека

Любой эпизод его фильмов при желании можно расшифровать в некий тезис, а если собрать их все вместе, получится текст, спорный, но неглупый. Смотреть его было бы невозможно, если бы не сумасшедшая энергетика. Неважно чего — скрипящего снега, обшарпанных стен или тусклого электрического света. Если Быкову и его оператору Кириллу Клепалову дать в сценаристы умного детективщика, корейским триллерам придется подвинуться. 

«Награды коварны: неделя радости, а потом ответственность на всю жизнь»

На фестивале в Локарно за роль Никитина в «Дураке» Артем Быстров был награжден призом за лучшую мужскую роль. Корреспондент «Известий» узнал у актера, что изменилось в его жизни.

— Юрий Быков сначала сам хотел сыграть Никитина. Ощущали ли на себе какой-то чрезмерный диктат?

— Когда я пришел в проект, Юрий уже морально смирился с тем, что должен играть не он (смеется). Никакого давления — только внимательное и тесное сотрудничество. Мы с ним познакомились на съемках сериала «Станица». Я пришел на пробы, мы поговорили пару минут, и он сразу дал мне роль. Потом Юрий ушел, и сериал доснимал другой режиссер. Но знакомство осталось.

В прошлом году он привез «Майора» на «Кинотавр» в Сочи. Я в это время неподалеку снимался у Тиграна Кеосаяна в «Море. Горы. Керамзит». Мне позвонили, я в ночь сорвался. Были Быков и Алексей Учитель (продюсер всех фильмов Быкова. — «Известия»). Юрий загадочно так сказал: «Артем, у нас к тебе предложение». Позже прислали сценарий, я почитал — и работа закипела.

«Дурак» дурака видит издалека

Фильмы Быкова разительно выделяются на нашем киноландшафте. Вот вы снимались у многих режиссеров, есть с чем сравнить? 

— Чтобы понять Быкова как режиссера, нужно просто посмотреть на его лицо у плейбека (смеется). Говорят, что существуют три самых нервных профессии — космонавт, тренер и режиссер. В отношении Юрия это правило верно в высшей степени. Он человек с характером, бескомпромиссный. Абсолютный фанат своего дела. И, что называется, человек из народа. Всё знает не понаслышке, и ему реально не всё равно. Он меня всего на 3 года старше, а уже седой.

— В «Дураке» вы играете фактически современного святого. Легко было найти верную интонацию?

— Он не святой, нет. Такие люди, идеалисты, вполне существуют. Пусть их не так много, но на них вся страна держится. Мы вообще ничего не придумали. Доходило до абсурда — в той общаге, где снимали «Дурака», действительно были трещины в стенах. Не нарисованные на компьютере, а настоящие. Воды там давно нет, люди живут черт знает как. Не сильно лучше того, что мы показали.

«Дурак» дурака видит издалека

— На «Кинотавре» режиссер рассказал, что была снята еще одна концовка, оставляющая некую надежду, но ее при монтаже решили убрать. Как считаете, это правильное решение?

— Так и должно быть. Точнее, те три минуты можно было оставить, но это было бы совсем другое кино. И я не согласен, что в итоговой версии не осталось надежды. Да, довольно грустно, печально, но когда достигаешь дна, можно легко оттолкнуться и всплыть. Известно, что темнее всего перед рассветом (смеется).

— Прошло уже несколько месяцев после награды в Локарно. Как изменилась ваша жизнь?

— Стали чаще приглашать на главные роли. Появился груз ответственности. Когда такая строчка в биографии, нужно соответствовать. Награды коварны. Неделя радости, а потом ответственность на всю жизнь. Но самое главное для меня не сама статуэтка и не звонки коллег, а радость моих близких. Награду, кстати, я пока не получил. «Серебряного леопарда» мне выслали бандеролью, и где-то он лежит. Единственное, что я о нем знаю, — он очень тяжелый. Шесть с половиной килограмм.

«Дурак» дурака видит издалека

— Но на премьере вы были? Как принимали картину швейцарцы?

— Представьте себе. Озеро. Альпы. Солнце, облака. У нас было немного времени прогуляться, и я не выдержал: «Юр, ну что им наш «Дурак»? Какой-то сантехник со своим домом». Однако показ превзошел все мои ожидания. Смотрели, затаив дыхание. Долго хлопали, задавали много вопросов. Внешне благополучные люди неожиданно легко восприняли эту историю. Эта проблематика — роковой выбор между долгом перед семьей и долгом перед обществом — оказалась актуальной и в Швейцарии.

— А какой реакции вы ждете от отечественного зрителя?

— Как говорил мой наставник Виктор Анатольевич Рыжаков, «театр не меняет людей. Наверное, ему даже не по силам заставить задуматься. Однако что может театр? На два часа выключить людей от обычной жизни и дать возможность очиститься, стать немного лучше хотя бы на этот промежуток времени». Вот этого бы хотелось.

«Дурак» дурака видит издалека

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...