Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Мы никогда не прекратим борьбу за Крым», — заявил в интервью немецкому изданию Rheinischen Post министр иностранных дел Украины Павел Климкин, уточнив, что борьба эта будет вестись не военным, а «политическим путем».

Интервью министра вышло 14 ноября, а днем ранее уполномоченный президента Украины по делам крымско-татарского народа и депутат рады от «Блока Петра Порошенко» Мустафа Джемилев заявил в Киеве на пресс-конференции, что «обсудил с Петром Алексеевичем вопрос создания военного крымско-татарского объединения южного направления, потому что в Херсонской области весьма тревожная ситуация». Что же готовится против перешедшего к России полуострова?

В начале октября Джемилев, недавний многолетний (1991–2013 годы) лидер меджлиса крымско-татарского народа, сообщил, что новая Верховная рада может передать часть Херсонской области в состав Автономной Республики Крым (АРК). «Речь о том, — сказал Джемилев, – чтобы присоединить прилегающую территорию [области], где проживает довольно много татар, [а конкретно] Генический район, к Автономной Республике Крым, а потом создать там свободную администрацию вместо оккупированного Крыма».

Логика достаточно проста — уподобить Автономную Республику Крым Донецкой и Луганской областям, в которых сохраняется украинская администрация, так как какая-то их часть остались под контролем Киева. Далее, такое «правительство Крыма в изгнании» могло бы выступать на международной арене, оспаривая легитимность существующего в Симферополе. «В Геническе, — отмечают этой связи журналисты «Украинской правды», — могут открыться и закрытые после оккупации консульства иностранных держав в АРК».

Это «правительство в изгнании» с прицелом на крымско-татарский народ, составляющий около 13% населения полуострова, могло бы стать мощным маяком для притяжения всех его недовольных, базой для пропагандистского радио- и телевещания. Наконец, что самое главное и на что указывают украинские СМИ, — возможное вторжение украинской армии на полуостров при наличии такого марионеточного (так оно прямо и называется авторами «Украинской правды», этого рупора рукопожатности Незалежной) правительства «может выглядеть как восстановление власти украинской АРК на всей территории автономии».

Поэтому-то ему и активно лоббируют передачу Генического района, где проживает около 7 тыс. крымских татар, то есть порядка 10% всего населения этой административной единицы. В двух населенных пунктах — поселках Партизаны и Новоалексеевка — доля крымских татар в населении приближается к половине. «Правда, — отмечает «Украинская правда», — часть тех, кого записывают в крымские татары в Новоалексеевке, это урмачелы — одна из групп крымских цыган».

Есть также подозрение, что «для удобства» статистики меджлиса объединяют вместе крымских и волго-уральских татар. По другим данным, в районе проживало 2 тыс. крымских и 5 тыс. волго-уральских татар, а народы эти, несмотря на общую принадлежность к тюркской группе, совсем разные.

Впрочем, на что не пойдешь ради создания помех России в Крыму! Даже на то, чтобы местное славянское население, преобладающее в районе, вновь отдать под власть этакого нового Крымского ханства (что у тех же журналистов «Украинской правды» вызывает негативную реакцию в духе «Разве за это мы боролись на майдане?»). Много шума наделал случай, когда в селе Терпенье соседнего Мелитопольского района Запорожской области крымский татарин Смаил Меметов, прибывший в конце октября на побывку домой из зоны АТО, открыл в населенном пункте средь бела дня огонь из «калашникова» по машине односельчан.

Тем более, как вполне оправданно опасаются киевские журналисты, с воцарением меджлисовцев в Геническом районе и превращением его в некий «малый Крым» те будут «непременно добиваться того, что так трудно им давалось в большом Крыму, — выделения земли для расселения крымцев».Плотность населения в степных районах Херсонщины очень мала, а в двух соседних с Генических районах области — Ивановском и Нижнесерогородском — вообще одна из наиболее низких по Украине. И туда могут массово хлынуть крымско-татарские мигранты, получая от властей финансовую и иную поддержку как «беженцы от российских оккупантов».

В том же Мелитополе в мае в центре города появились билборды с портретом Джемилева и заявлением: «Мы не община крымских татар, а крымско-татарский народ, который живет на своей земле».

Хотя маловероятно, чтобы мнение херсонцев и мелитопольцев в данном вопросе кого-то заинтересовало в Киеве, а «Правый сектор» всегда готов, как уже бывало не раз за последние месяцы, избить и разогнать любых протестующих. С радикалами же из числа крымских татар у украинских националистов на антироссийской и «антисепаратистской» почве понимание и тесное сотрудничество еще с 1990-х годов...

Нельзя не заметить и резкую активизацию в украинском медиапространстве интереса к батальону «Крым», сформированному на территории Украины в июне (набор в его ряды бойцов «с приоритетом из жителей Крыма и Донбасса» анонсировал командир батальона «Донбасс» Сергей Семенченко) и признанному в июле Джемилевым. Батальон «Крым» был практически полностью уничтожен ополченцами 31 августа при попытке прорыва из окружения под Иловайском, и с тех пор о нем ничего не было слышно.

И вот 7 октября на телеканале «Социальна Краина» вдруг появляется репортаж о том, что батальон набирает новых бойцов, фактически формируясь заново. Ветераны военных действий в Донбассе, отметила журналистка, в части есть, но упор делается именно на максимально быструю подготовку инструкторами молодой смены.

«Надеюсь, за очень короткий срок они смогут усвоить базовые моменты», — говорит инструктор. Откуда такая спешка — в Донбассе же вроде бы с начала октября перемирие? «Наша тактическая цель — получить боевой опыт, натренироваться, — откровенничает командир батальона, закрыв, как и его бойцы, лицо вязаной балаклавой. — Конечная цель, разумеется, — освободить от оккупации Крым».

16 октября выходит новый репортаж — в теленовостях канала «1+1», который принадлежит олигарху Игорю Коломойскому. Место съемки указано на видео в репортаже следующим образом: «Крымский фронт». Вот так — ни больше ни меньше!

О численности батальона в настоящий момент можно только предполагать. Журналист «1+1» упомянул, что в ее составе «бойцов с полуострова около полусотни». Остальные — навербованные в него обычные украинцы, не имеющие отношения не только к крымским татарам, но даже к мусульманам и крымчанам вообще. Например, герой репортажа «1+1», не скрывающий своего лица, — 17-летний Евгений Гончаренко из Кировограда. По видео «Социальной Краины» также несложно заметить, что у замкомандира батальона — вполне славянские черты лица и голос. Для представительских функций некоей армии автономии, готовящейся к освобождению полуострова, за представителями крымских татар сохранен пост командира части — им является сейчас некий Иса.

Финансирование батальона, как туманно сообщают его представители, осуществляется с помощью «волонтеров и благотворительных фондов». Аналогичные фонды, связанные с Коломойским, финансировали сформированные на управляемой им Днепропетровщине батальоны «Днепр» и «Донбасс». Щедро перепадало из этих же источников и «Азову» — об этом несколько месяцев назад во время публичного «наезда» на олигарха со стороны Ляшко, пытавшегося опереться на поддержку добровольческих батальонов, напомнил в Facebook заместитель Коломойского на посту днепропетровского губернатора Борис Филатов.

Судя по всему, оттуда же подкармливали и батальон «Крым», ибо, как прямо заявил на днях Джемилев, еще летом они «заключали соглашение с Коломойским, где был отдельный пункт о создании этого батальона». Видимо, поэтому «Крым» в собственной группе в Facebook и СМИ именовался еще с лета отдельной «сотней» (подчиненной единицей) в составе батальона «Днепр-1».

Как уточнил экс-глава меджлиса, «сейчас, по нашим оценкам, отдельного батальона нет». Именно поэтому перед Порошенко и ставится вопрос о формировании на рубежах российского Крыма не только марионеточной версии АРК, но и аналога никарагуанских контрас из числа многочисленных мигрантов-татар.

Важность «крымского фронта» очевидна для всех. «Крым наш» стал этой весной своего рода собирающим моментом для спайки российского общества вокруг своего президента. В случае если в итоге окажется, что «Крым не совсем наш», это способно разрушить единство России, причем в самом прямом смысле этого слова. «В интересах Запада, — заявил еще в августе в эфире промайданного «Еспрессо.TV» Джемилев, — чтобы Крым еще глубже зашел в Украину, поскольку за этим последует распад России, крах этой страны». Поэтому-то и ставки в большой игре вокруг судьбы полуострова максимально высоки.

Комментарии
Прямой эфир