Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Как и любой нормальный человек, я смотрю с ужасом на расстрелы Новороссии, разрушенные дома, плачущих женщин и потоки тысяч беженцев из Украины в Россию.

Рано или поздно войны заканчиваются миром, но примирить обе стороны просто уже не получится. Самое реальное — это автономия Новороссии, расширение ее прав. Политически это осуществить, конечно, сложно. К тому же после выборов в октябре в раду придет много радикалов, в том числе бандеровцев.

Но война разорительна, а Украина находится в сложном экономическом положении. Осенью она ощутит его полностью. Порошенко и вся братия из нового правительства пойдут на уступки, только если поймут, что Киеву грозит захват. Думаю, это возможно: армия ополчения сейчас сплотилась, а украинская армия не в лучшем состоянии.

В конечном счете всё будут решать американцы и европейцы, а последним невыгодны такой накал страстей и экономический кризис у них под боком.

Совершенно очевидно, что Украина действует по команде Штатов. И политика острого украинского национализма в его худшем проявлении — бандеровском — навязана  украинцам США. Центральное разведывательное управление полностью контролирует СБУ и Наливайченко. Скорее всего, они уже американские граждане. То, что об этом известно, я не считаю просчетом, хотя разведка так действовать не должна. Но американцы привыкли к этому: они прямолинейны, грубы и открыто раздают ордена украинским партнерам. Не уверен, что это правильно, но такую открытость можно приветствовать.

В свою очередь, в Новороссии очень много добровольцев из России, и никто не может запретить мне поехать воевать на стороне Новороссии, если я этого хочу. Информация об участии русской армии — украинские и американские фейки. Не сомневаюсь, что там должны быть наши добровольцы. Но Россия должна оказывать поддержку, и она ее оказывает, необязательно напрямую от государства: тут могут и политические партии помогать. Тем более что на стороне Украины тоже воюют иностранные наемники. Если бы переброски нашей армии были, мы бы об этом знали, обязательно были бы утечки. Учитывая оснащенность новороссийских войск, те трофеи, которые они берут у украинской армии, в военной технике они особо не нуждаются.

Тем не менее война в Новороссии — это гражданская война, потому что Новороссия еще не оперилась как государство. И главные мотивы здесь не антирусские или пророссийские, а социальные. Жители Донбасса резко отрицательно относятся к олигархам. Новороссия — это проект государства без элементов капитализма. Я не думаю, что там есть ненависть к украинцам, это абсурд.

Я ведь родился в Днепропетровске. Там жили родители моей мамы, которые были врачами. И она поехала рожать туда, так ей казалось надежнее. А потом вернулась обратно в Москву. Но я жил во Львове, когда там были бандеровцы, и знаю, кто они такие. Помню, что бандеровцы присылали в бидонах отрезанные головы молочниц, которые снабжали город молоком. Они были более жестокие, чем немецкие фашисты.

Когда я был во Львове уже после 1991 года, мне там сказали, чтобы я не говорил громко по-русски, чтобы не вызывать негативной реакции у окружающих. Один мой знакомый жил на улице Матросова, и эту улицу переименовали в честь какого-то Наливайченко. В городе тогда снова чувствовался запах этой бандеровской погани.

Появление антирусски настроенного поколения на Украине — это колоссальный внешнеполитический просчет. В Киеве сидит посол Михаил Зурабов, которого надо было давно заменить. Вот мы хвалим Черномырдина, но он тоже был в свое время послом на Украине. И Украину мы просмотрели в том числе по его вине. Ведь там зрели антирусские настроения именно в это время. Ельцинское правительство вообще не понимало ничего во внешней политике. Ельцин был провинциальным лидером.

Владимир Путин долго выруливал из ельцинской политики и только сейчас пришел к другому пониманию украинского вопроса, но уже поздно, потому что антирусское поколение воспитано. Они даже свою историю переписали. Надо найти средства, чтобы повернуть Украину лицом к России. Но сделать это чрезвычайно сложно, и это будет уже не при Порошенко.

Постепенно негатив в международных отношениях сойдет на нет, а санкции будут отменены. Хотя юридически Крым ни Америка, ни Евросоюз не признают. Американцы также будут держать плацдарм за Украиной. Сейчас же договоренностей пока нет, но сохраняется хорошая мина при плохой игре. Путин пожал руку Порошенко, это уже хорошо. Дальше будут вестись переговоры на техническом уровне. Войну надо прекращать, потому что Украина гибнет.

Здесь всё зависит от настроя американцев, которые используют Украину как троянского коня на подступах к России. Они создали точку напряженности, теперь они могу перенацелить свои комплексы ПРО. И вообще это блестящий повод для американцев создавать новое оружие, развивать оборонный сектор. Если в Новороссии будет мир, это не значит, что Крым будет в полной безопасности. Конечно, угроза Крыму существует. Не нужно забывать, что бандеровцы имеют большой опыт провокаций, это их тактика. И в Крыму будут провокации, России будут стараться подложить свинью, настроить крымских татар.

Например, там есть Мустафа Джемилев, американцы с ним уже работают. Так что надо быть начеку. Но тех, кто туда сунется, жаль.

Я не люблю такие лозунги, как «Россия своих не бросает». Подобные тосты хорошо поднимать за столом. Мы же помним, что правительства Горбачева и Ельцина только и делали, что бросали своих. Разве мы не бросили своих в Германии при Горбачеве, во времена объединения Западной и Восточной частей страны? Вчерашние союзники стали никому не нужны.

Предательство вошло в нашу политику, но, к счастью, за Владимиром Путиным такого не наблюдается: он своих не бросает — наоборот, поддерживает. Однако у нашей страны есть свои интересы и Россия не может кидаться в омут.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...