Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Десять лет назад мне довелось посетить небольшой домик в пригороде Кембриджа, где проживает Владимир Буковский — когда-то легендарный советский диссидент, обменянный в свое время на чилийского коммуниста Луиса Корвалана. Поначалу я планировал побеседовать с ним на исторические темы, но интервью скорее получилось о современности. 

Оказывается, Буковский вовсе не живет прошлым, как свойственно многим героям минувших лет, но активно высказывается по злободневным политическим вопросам. И едва ли не главной мишенью его критики является ЕС, в котором писатель видит «реинкарнацию» советских моделей управления. Он даже издал книгу с говорящим названием EUSSR. Так бывший советский «отщепенец» вновь оказался диссидентом — только уже по отношению к Евросоюзу… 

Позволю себе привести некоторые его идеи.

«Фактически, Евросоюз как система преемствует все параметры СССР, даже структурные, — утверждает Буковский. — Разница между ними примерно такая, какая была между большевиками и меньшевиками. То, что одни хотели установить сразу, другие планировали в результате некоторой эволюции. Но любопытно то, что эти «новые меньшевики» порою требуют стандартов даже более жестких, чем у «старых большевиков».

Когда в середине ХХ века складывался Общий рынок, ослаблялись таможенные барьеры, росло культурное общение — всё шло отлично. Однако левые, придя к власти, подменили идею этого свободного взаимодействия строительством некоего единого европейского государства. А это большая разница — или вы дружите домами с соседями, или вас всех переселяют в общую коммунальную квартиру. Ведь для левых, которые сами производить ничего не умеют, всегда важен не сам рынок, но контроль за ним, постоянные распределения и перераспределения. Так они и перевернули европейский проект, напрочь исказили его смысл.

Эти европейские комиссары (кстати, очень мрачное словцо, учитывая нашу большевицкую историю), сидящие в Брюсселе, совершенно бесконтрольны, как и Политбюро, они сами себя назначают и решают, как нам жить. Аппарат управления у них такой же гигантский, как в СССР, это просто единая европейская номенклатура, небывало коррумпированная. Они спускают директивы: какой формы должны быть огурцы, какой длины бананы, сколько дырочек должен иметь сыр. Это какое-то безумие евробюрократии. Я это уже видел. И знаю, как такая экономика работает, точнее, не работает.

Советские интеллигенты, к примеру, совсем не знали Запада и в результате построили какой-то действительно «загнивающий», бандитский капитализм из своих партийных учебников. Западноевропейские не знали, что такое на самом деле социализм, мечтали о нем, как о рае земном — вот и получат теперь второе издание СССР. Вся эта новая Вавилонская башня, как и положено, кончится враждой, злобой, этническими конфликтами. Ну вот, к примеру, грек и финн — это же абсолютно разные языки, религии, образы жизни — а в Брюсселе всё мешают в одну кашу и искусственно запутывают. Я боюсь, что тем самым создается такая взрывоопасная смесь, по сравнению с которой ХХ век покажется детскими сказками…».

Образное упоминание финнов обращает внимание на текущую, вполне реальную ситуацию в Финляндии. Как член ЕС, эта страна была вынуждена подчиниться пакету экономических санкций, принятых Брюсселем против России. И, соответственно, она стала первой жертвой ответных российских ограничений. Еврокомиссары совершенно проигнорировали тот факт, что Финляндия экономически глубоко связана с Россией, и разрыв этих связей чреват серьезным кризисом — причем не для российской, а именно для небольшой финской экономики.

Не учитывается также и географическая реальность: самая протяженная внешняя граница ЕС — это именно граница Финляндии с Россией. И европейские санкции могут привести к сворачиванию традиционного приграничного сотрудничества, которое успешно развивалось в последние десятилетия. Чего тогда стоят все громкие брюссельские декларации об «экономической открытости»? Но самое главное — еврочиновники здесь откровенно демонстрируют, что интересы конкретной страны, своего члена, для них ничего не значат перед «всеобщими» идеологическими постулатами. Не потому ли в Финляндии сегодня, как и в других странах ЕС, растут евроскептические настроения?

Колумнист газеты Suomenmaa Юха Мауно считает ошибкой саму попытку выстраивать единую внешнюю политику ЕС. Если, например, для Испании или Ирландии Россия остается далекой страной, то у Финляндии совсем другие внешнеэкономические приоритеты. Автор называет безрассудством то обстоятельство, что отношения между Хельсинки и Москвой надо поддерживать через Брюссель и по правилам Брюсселя.   

Экс-министр иностранных дел Финляндии и один из тяжеловесов финской политики Пааво Вяюрюнен убежден, что политикой европейских санкций Россию на колени не поставить. Вяюрюнен полагает, что Финляндии следует тверже отстаивать свои интересы перед еврокомиссарами, диктующими «общие стандарты», и поддерживать более тесные отношения с российским правительством, чтобы его контрсанкции не оказались бы слишком болезненными для финской экономики.

Сегодня Россия является главным экономическим партнером Финляндии, удельный вес нашей страны занимает почти 14% финского внешнеторгового оборота. Тогда как доля самой Финляндии в российском обороте составляет всего около 2%. Понятно, для какой страны потери от санкций оказываются более ощутимыми. Поэтому финский премьер Александр Стубб уже заявил, что сама Финляндия не планирует вводить никаких ограничений в сфере взаимной торговли с Россией. 

Пока же, по опросам Торговой палаты Финляндии, от политики санкций уже пострадали 47% финских компаний. Финская молочная продукция с маркировкой на русском языке теперь продается в самой Финляндии. Таковы нелепые результаты «санкционной войны», развязанной еврокомиссарами.

Похоже, давний советский (а теперь европейский) диссидент Буковский прав. Идеологически мотивированная централистская политика, не учитывающая интересы конкретных стран и регионов, всегда приводит к экономическому кризису.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...