Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Минпромторг РФ предложил заменить второго пилота в самолетах на виртуального
Экономика
Европа нарастила поставки косметики и лекарств в Россию
Мир
МИД Литвы предложил ввести запрет на въезд россиян во всем ЕС
Туризм
Эстония утвердила закрытие границы для россиян с шенгеном с 18 августа
Общество
Генпрокуратура РФ вернула в госбюджет 34 санатория на юге России
Мир
МИД РФ призвал Вашингтон заставить Зеленского вернуться к переговорам
Мир
Турция планирует ускорить процесс покупки у США истребителей F-16
Мир
Северная Корея отменила масочный режим
Мир
МИД РФ предупредил Вашингтон об ответе на действия США в отношении российских дипломатов
Мир
Шведская церковь извинилась за пророссийскую позицию своего спикера
Мир
Обстрелов населенных пунктов ЛНР со стороны ВФУ за минувшие сутки не зафиксировано
Мир
Задержанные в Эстонии сотрудники «Известий» вернулись в Россию

«У нас нет в планах строить Сахалинскую киностудию»

Генеральный продюсер фестиваля «Край света» Алексей Агранович — о том, почему на Сахалине кинофестиваль должен не только показывать кино
0
«У нас нет в планах строить Сахалинскую киностудию»
Алексей Агранович. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Баранов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

22 августа в Южно-Сахалинске стартует международный фестиваль «Край света» — один из самых амбициозных российских киносмотров. Уже третий год подряд его делает команда, ранее ответственная за успешный столичный фестиваль 2 in 1. Корреспондент «Известий» обсудил с генеральным продюсером Алексеем Аграновичем, что будет нового в этом году и зачем фестиваль должен перерасти рамки просто киносмотра.

— Как «Сахалинский экран» стал «Краем света»?

— Вкратце история фестиваля такова. В первый раз его делала без нас Алла Ильинична Сурикова в 2011 году. Это был зрительский фестиваль исключительно отечественного кино и назывался «Сахалинский экран». Второй фестиваль делала уже наша команда, но так как нас пригласили всего за два месяца до старта, всю концепцию мы формулировали практически на ходу. Нашей первостепенной задачей было собрать сильную международную конкурсную программу и пригласить представительное жюри. Известный киновед Кирилл Разлогов, который работал в жюри, предложил название — «Край света».

В итоге оно и победило в конкурсе на лучшее название для фестиваля, потому что в нем можно прочитать как намек на географические особенности региона, так и метафору собственно кинематографа. «Край света» — это та зона, та тончайшая граница, которая отделяет зрителя от киноэкрана. Где происходит их фактическое взаимодействие — то, ради чего делается фестиваль. В прошлом году у нас даже слоган был такой: «У кино нет границ — есть край света».

— Почему решили работать в международном формате? 

— Сахалин — это восточная граница России, и здесь как нигде чувствуется влияние и взаимопроникновение российской культуры с культурами Восточной Азии, прежде всего Японией и Южной Кореей. Когда мы придумывали фестиваль, у нас был такой тезис: «Запад — вопрос, Восток — ответ». Мы имели в виду, что западная культура, по большей части рефлексивная, переживает перманентный кризис — в отличие от сильной, витальной восточной культуры. Встречая их, мы с большой долей вероятности можем получить ответы на вопросы о сегодняшнем дне и нашем в нем месте. 

И программный директор Алексей Медведев уже третий год подряд формирует конкурсную программу сообразно этому принципу — принципу встречи Востока и Запада. И удивительным образом это видно по вопросам, с которыми люди ежедневно приходят в шатер для обсуждений конкурсных картин — в фильмах из Бирмы, Чехии, Индии сахалинцы узнают себя и свои проблемы так же, как и в российском кино, которого на этом фестивале будет больше — у нас пять российских картин в конкурсе. Можно сказать, что «Край света» вписывает островную жизнь в международный контекст.

А еще в этом году мы, кстати, ввели переходящее почетное звание Посла фестиваля, и первым, кто получил верительную грамоту на Открытии, стала известная корейская актриса, обладательница приза Венецианского фестиваля Мун Со Ри. Она теперь стала «нашим человеком в Корее» и поможет презентовать фестиваль на престижном кинофоруме в Пусане. 

— Запущенная в прошлом году любительская киномастерская «Европеец-азиат» продолжит свою работу?

— Да, конечно. В прошлом году мы, ни на что особо не рассчитывая, решили сделать небольшой кампус для сахалинских кинолюбителей. А когда в ночь перед закрытием ребята показали свои работы, которые они делали под руководством художника-постановщика Юлии Левицкой, то решили показывать их на церемонии. Все они оказались, поверьте, ничуть не хуже того, что делают студенты после четырех лет обучения во ВГИКе. А некоторые так прямо тянули на диплом. В результате мы решили, что мастерская будет работать круглый год, и стали привозить раз в два месяца профессионалов с недельными курсами. 

А на этом фестивале мастер-классы для наших проведут режиссер Александр Сокуров, режиссер монтажа Иван Лебедев, сценарист Люба Мульменко и прошлогодний победитель «Края света», японский режиссер Рёта Накано. Плюс к тому мы решили, что нашим студентам необходим опыт большого постановочного кино, а раз пока его на Сахалине не снимают, то мы включились и в эту историю.

И сейчас Юлия Левицкая, куратор мастерской, с местными энтузиастами закончила съемки 40-минутного мистического фильма «Последние» о путешествии нашего современника в мир айнов, коренных жителей острова. На закрытии мы покажем фрагменты или тизер, пока непонятно. И всё это мы делаем не только из любви к искусству. Сахалин — это уникальный природный комплекс и весьма перспективная площадка для съемок. Но для того чтобы сюда приезжали снимать профессионалы, нужно создать хотя бы минимальную инфраструктуру, собрать команду тех, кто может обеспечить производство на месте. Мы надеемся, что это будут выпускники нашей мастерской.

— В этом году вы открываете еще и «Архитектурную мастерскую».

— Для Южно-Сахалинска и для его городов-спутников архитектурная проблема является довольно болезненной — это и советское наследство, и непростая история острова, который переходил из рук в руки, и каждая сторона фактически уничтожала формы присутствия предыдущей. Но сама мастерская возникла почти случайно. Я много и подробно рассказывал друзьям и знакомым о фестивале и Сахалине. Однажды среди моих слушателей оказался архитектор и преподаватель МАРХИ Павел Андреев, который и предложил идею — дать своим дипломникам тему «Сахалин». 

В начале осени мы устроили студентам встречу с губернатором Александром Вадимовичем Хорошавиным, когда он был в Москве. Затем в ноябре они слетали на остров, всё посмотрели и в июне защитили 8 проектов, посвященных различным объектам острова — от реконструкции Сахалинского государственного университета до создания технопарка около аэропорта. Все они будут продемонстрированы в рамках выставки «Обитаемый остров: Территории и люди» на фестивале.

А центральным событием мастерской станет воркшоп «Парк Гагарина: сделай сам». Парк культуры и отдыха им. Ю.А. Гагарина переживает сейчас не лучшие времена и напоминает московский парк Горького конца 1990-х. Мы привезем специалистов института «Стрелка», которые проведут серию открытых обучающих мастер-классов, затем желающие разделятся на три команды, каждая в течение фестиваля подготовит свой проект реконструкции и представит на общественное обсуждение. 

— Получается, постепенно собственно кино на фестивале отходит на второй план?

— Нет, наоборот. Кино не существует без контекста, и чем больше мы вписываем фестиваль в контекст жизни региона, тем понятнее и доступнее мы становимся для людей. И кино открывается по-другому — например, у нас параллельно с архитектурной мастерской идет спецпрограмма «Архитектура и кино». Мы делаем интерактивный фестиваль, постепенно вовлекая горожан в его жизнь. И делаем это всеми доступными нам способами. Потом наш фестиваль полностью спонсируется правительством Сахалинской области. Для губернатора Александра Хорошавина и для нас — это в первую очередь социальный проект. Совершенно очевидно, что фестиваль денег приносить не может. Следовательно, должен приносить пользу.

Здесь, на Сахалине, у людей есть очень сильное ощущение временности пребывания на этой земле, сохранившееся, наверное, с послевоенных времен. Несмотря на очень высокие экономические показатели и высокий уровень жизни, люди стремятся отсюда уехать — иногда просто из-за стереотипа, что успех возможен только в Москве или другом большом городе. Мы стараемся не только знакомить сахалинцев с лучшими фильмами, но и пробуем сгенерировать новые смыслы жизни здесь. Все наши проекты, и мастерские в первую очередь, призваны дать импульс к саморазвитию, побороть традиционное неверие в собственные силы и нежелание менять жизнь вокруг себя.

— В России уже был ряд проектов культурных интервенций в регионы с разной степенью успеха. Вы опирались на чужой опыт?

— Мне кажется, в большинстве случаев столичным «интервентам» не удалось преодолеть барьер непонимания между местом (социумом, культурой, историей) и привносимыми новациями. Наверное, прежде чем говорить «Мы сейчас сделаем вам здесь Бильбао», нужно спросить — знают ли местные жители про Бильбао и хотят ли они его у себя.

У нас всё идет постепенно, без гигантомании, манифестов и резких движений. Наша цель — ассимилироваться и прижиться на этой почве. А в перспективе — полностью переложить все проекты на плечи местных пассионариев. Когда это случится, мы посчитаем свою задачу выполненной. У нас нет желания сесть на бюджет и самим строить Сахалинскую киностудию или реконструировать парк Гагарина. Чем-то помочь — да, но это должно стать делом самих сахалинцев.

Мы уже знаем много замечательных людей и профессионалов, с которыми плотно сотрудничаем, например, исполнительный директор фестиваля, местный кинопрокатчик Денис Яньшин и его команда. И, конечно, министр культуры Ирина Гонюкова. Подрастает и молодое поколение. Уверен, что остальные, готовые работать, обладающие энергией и достаточным запасом знаний и умений, придут следом.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир