Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Берлинская встреча продолжалась пять часов — не предел для дипломатических бесед, но и не мало всё же. Самое же главное — что это, скорее всего, вообще только начало и у «украинских» переговоров впереди еще много утомительных часов.

Результатов не достигнуто никаких — и это понятно, какие могут быть результаты. Чтобы говорить о каких-то результатах, нужно понимать, кто чего хочет добиться — а этого, кажется, никто не понимает даже про себя самого.

Украинская сторона, вероятно, желает вывода российских войск с Марса, хочет, чтобы международная комиссия доказала, что Boeing сбит из российского оружия, не забывает про газ и забывает про долги, то есть находится заведомо по ту сторону реальности.

Для западной стороны, целиком зависящей от финансовых рынков, крупного капитала, МВФ и их интересов, желательно, чтобы каша на Украине продолжала вариться, не выкипая, впрочем, на плиту, по образцу ближневосточных и африканских кризисов, — но признаваться в этом, разумеется, никто не готов. В том числе и самому себе.

Наш же двуглавый орел продолжает спорить сам с собой: то ли остаться сидеть за зеленым сукном, взять еще стаканчик, посадить на колени девчонку — пусть карта не прет, а жуликоватый дилер вводит санкции — и надеяться на то, что догола всё же не разденут, то ли стукнуть кулаком по столу, бросить карты, харкнуть дилеру в рожу и с боем прорываться к выходу из казино, надеясь, что пусть и потрепанным, но удастся, может, сохранить хоть ту малость, что еще осталась от получки.

Перед нами, таким образом, худшая позиция для трехсторонних переговоров: у одного из участников переговоров психоз, другой — патологический лжец, у третьего двоится в глазах, — такие переговоры могут продолжаться до бесконечности. Вероятно, до бесконечности продолжаться и будут, и нам еще много лет предстоит узнавать новости об «определенном прогрессе» на переговорах, «хотя и без конкретных шагов». С виду непритязательное название колонки отсылает к странным скачкам, объявленным птицей Додо в «Алисе в Стране чудес», — скачкам без цели, без призов и без правил. Ясно, что финала у таких скачек быть не может.

Тем более что как бы ни разворачивались события на юго-востоке дальше, очевидно, во-первых, что никакого возврата к домайданной жизни там быть не может и не будет. Сотни тысяч человек в бегах, разрушена инфраструктура, уничтожены дома и квартиры, разбомблены предприятия, а главное, погибли тысячи людей. Людям некуда пойти на работу, негде получить зарплату, негде ее потратить и так далее, но в первую очередь неясно, как можно «вернуться к нормальной жизни» в условиях постоянной угрозы бомбежками и расстрелами со стороны Киева и с ненавистью по отношению к Киеву.

Тем не менее, несмотря на то что никаких ощутимых результатов переговоры в ближайшей перспективе не принесут, в информационной войне каждая сторона, разумеется, будет представлять происходящее как серию достижений, и представление это должно будет в результате сложиться в голове обывателя как трудно формулируемое, но ясное ощущение победы. Как будет пропагандировать своего избирателя Вашингтон и Брюссель, оставим сейчас за скобками, это их дело, а вот как будут объяснять произошедшее в Киеве и у нас, об этом можно поговорить.

Стартовые позиции сторон здесь, увы, не равны. Украинской стороне представить происходящее своей победой — и моральной, и военной — будет проще. Как ввиду того, что украинское общество вообще живет в параллельной реальности, там можно сказать любую самую фантастическую чушь, которую к тому же тут же повторит Вашингтон, — и все начинают весело скакать и радостно затягивают «ла-ла-ла». Так и потому, что заявить о достижении заведомо фантастической цели вообще проще, чем достичь чего-то реального. Сначала объявить о «российском вторжении», а потом — о доблестной победе над ним, примерно так алкоголик хвастается перед женой, что друзья звали пить, а он отказался, хотя реальность состоит в том, что им просто не продали водку.

Собственно, украинская сторона уже рапортует о своей победе — как на Украине, так и в Москве. На соответствующих картинках накачанный молодец в вышиванке выбивает перья из орла, а в соответствующих статьях глубокомысленно сообщается, что целью России было «помешать победившим на Украине революционерам построить общество, привлекательное для россиян», но этот коварный план сорван. Ждем не дождемся привлекательного общества.

Наши позиции, увы, заметно слабее. «Нас хотели втянуть в войну, но мы раскусили супостата и не позволили себя ввязать» — звучит не так чтобы очень убедительно, а российский зритель и читатель, что бы ни писали заинтересованные лица в Facebook, не столь зомбирован, как украинский. К телевидению наша аудитория, как и вообще к СМИ, относится со значительной и здоровой долей скепсиса. Крым — хорошо, но весенняя радость заметно подпорчена летними фотографиями из Горловки, и не только из нее.

Одним словом, между нашим обществом (я имею в виду не два с половиной уникальных журналистских коллектива, а настоящее общество) и властью может пробежать холодок недоверия — и нужно уже сейчас думать об усилиях, которые необходимо будет предпринять, чтобы этот возможный холодок устранить.

Комментарии
Прямой эфир