Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Я принципиальный противник интеллектуальной собственности»

Режиссер-аниматор Иван Максимов — о том, почему фильмы, снятые на государственные деньги, должны быть в свободном и бесплатном доступе
0
«Я принципиальный противник интеллектуальной собственности»
Фото: ivanmaximov.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В рамках престижного фестиваля в Аннеси запланирован спецпоказ мультфильма «Бум-бум, дочь рыбака», новой работы одного из самых известных и титулованных российских режиссеров-аниматоров Ивана Максимова. Ранее эта восьмиминутная абсурдистская комедия уже взяла гран-при на фестивале в финском городе Тампере. Накануне отъезда в «анимационный Канн» с режиссером встретился корреспондент «Известий».

— Вы часто бываете со своими мультфильмами на зарубежных фестивалях. Скажите, как за границей относятся к отечественной анимации? Насколько мы здесь «свои»?

— В начале 1990-х, на волне перестройки нас очень любили. Сегодня мы всем надоели своими детскими сказочками. Если стоит в жанре tale или fairy tale, то на ряд фестивалей тебе дорога заказана. Это тенденция не только больших кинофорумов вроде Аннеси (у них много спонсоров, они завязаны на прессе, конечно, им нужно что-то «жареное»), но и на менее коммерческих фестивалей. Например в Варне 90% всей конкурсной программы — мрачное «не про что» или про неврозы. Постепенно мрак вытесняет жизнеутверждающие сюжеты. Это не модно сейчас.

Ведь в основном кто снимает авторское кино? Молодежь. На нем много денег не заработаешь. Аниматоры подрастают, уходят в бизнес и авторское кино делать перестают. И я вот представляю себе такого молодого, начинающего режиссера. Он и хотел бы снять добрый фильм про любовь и облака, но боится, что коллеги ему скажут: «Фе, что это ты тут слюни для девчонок разводишь?»

— А какое вам кино ближе? Как вы бы определили жанр, в котором работаете?

— Добрый театр абсурда. Наиболее близкий аналог, наверное, — клоунада Славы Полунина. Мне кажется, чувство абсурдного — это такая генетически заложенная способность, как музыкальный слух. Не у всех оно есть, но мне, похоже, повезло. Я принципиально избегаю сатиры и стараюсь обходиться просто юмором. Мне кажется, что сатира — это компромисс с собственным вкусом. Когда не удается придумать смешно, начинают критиковать. Идеальный вариант — если мир на экране находится как можно дальше от действительности. Полностью, конечно, отгородиться не удастся. 

В моих мультфильмах есть ряд вполне очевидных месседжей — сохранение наивного, детского восприятия жизни, уход от прогресса, возвращение к природе. Не случайно во всех историях нет примет современной индустриальной цивилизации. Разве что автобус в «Медленном бистро», а в «Приливах туда-сюда» — колесный пароход. На этом всё. У меня ощущение, что нам было бы лучше без всего этого.

— По образованию вы астрофизик, однако у вас в мультфильмах никогда не бывает космоса.

— Космос слишком холодный. А мне хочется чего-то уютного. У меня снега-то практически не бывает.

— Кто ваш потенциальный зритель?

— Либо ребенок, либо взрослый, который не ищет смыслы и готов к тому, чтобы его рассмешили.

— У вас есть сложившийся мир, в котором вы давно и успешно работаете. Как вам удается не навязывать ученикам собственное видение?

— А я стараюсь навязывать (смеется). Кто-то же должен продолжать делать то, что мне нравится. Почему у других есть последователи, а у меня их быть не может? Все мои ученики делают то, что мог бы сделать я. Соня Кендель, например, Леня Шмельков (призер Берлинале-2014. — «Известия»), его жена, Саша Шадрина, очень талантливый режиссер, но у нее двое детей, поэтому она уже долго не снимает.

— Сейчас вы снимаете новый мультфильм «Скамейки». 

— Здесь будут более стилизованные персонажи, предназначенные исключительно для того, чтобы разыгрывать какие-то смешные ситуации. Не факт, что у них будет одинаковое количество конечностей, глаз, носов. Ровно столько, сколько понадобится микросюжету.

— Деньги на мультфильм вы решили собирать с помощью краудфандинга. Уже есть какие-то результаты?

— Я пошел на это не по доброй воле. Деньги моего индивидуального предприятия, в том числе на фильм, остались в Мастер-банке — вкладчикам всё вернули, а клиентам не обещали. И друзья предложили вот такой выход из положения. Довольно быстро обнаружилось, что ничего из этого не получается. Уже прошло почти 4 месяца, а не удалось набрать и половины суммы. Раньше у меня были иллюзии, что то, чем я занимаюсь, кому-то нужно, а теперь точно знаю, что это нужно примерно 200 людям по всей стране (смеется). Лайки ставят сотни людей, а платят единицы.

— Сейчас активно обсуждается вопрос об отдельном телеканале отечественной анимации. Ваше мнение?

— Я пока ни в каких обсуждениях не участвовал. На мой взгляд, канал нужен, чтобы все фильмы, снятые на деньги Министерства культуры, мог свободно и бесплатно посмотреть налогоплательщик. Благодаря каналу станет возможно проводить рейтинги и опросы, определять зрительские симпатии и популярность того или иного мультфильма. Желательно, чтобы параллельно заработал сайт с аналогичными функциями.

— Сейчас главный источник авторской анимации — это интернет. Вы один из первых профессиональных аниматоров, кто выложил свои произведения в свободный доступ. Расскажите, почему?

— Я снимаю мультфильмы, чтобы люди смотрели, заработать на них все равно невозможно. Зачем жадничать? Студии вообще не имеют морального права не показывать то, что снято на деньги налогоплательщиков. Наверно, это даже стоит узаконить, как в других странах. Например, во Франции есть специальные киноклубы, где бесплатно показывают снятую на государственные деньги анимацию.

Я принципиальный противник интеллектуальной собственности. Любой создатель, художник или музыкант, должен получать за свою работу сразу. Вот я нарисовал логотип игровой приставки «Денди». Мне раз заплатили, и больше я о нем не беспокоюсь. Я снял за госденьги мультфильм — мне говорят за него «спасибо», и всё, я могу расслабиться: теперь это национальное достояние.

Как в науке — придумал теорию относительности, на конференции рассказал, и открытие тебе больше не принадлежит. Просто все знают, что оно твое, и ты молодец. Желание получать дивиденды, мне кажется, это стяжательство, которое в корне своем безнравственно и обществу вредит. Люди вынуждены постоянно думать о прибыли, а это неправильно.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...