Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
Российские силы ПВО уничтожили беспилотник ВСУ в Брянской области
Общество
Умерла актриса из комедии «Свадьба в Малиновке» Людмила Алфимова
Мир
Новые санкции США затронули структуры из РФ, Китая, ОАЭ, Сербии и других стран
Мир
В МИДе рассказали об ответе России на 13-й пакет санкций Евросоюза
Политика
Юрист заявил об отсутствии ожидаемого Западом влияния санкций на РФ
Общество
Суд арестовал обвиняемых в убийстве водителя адвоката в Петербурге
Армия
Минобороны РФ заявило о 37 ударах по объектам ВПК Украины за неделю
Экономика
В НСПК заявили об отсутствии влияния санкций на работу системы «Мир»
Мир
В Великобритании заявили об около 15 тыс. ставших бездомными украинских беженцах
Мир
Канада расширила антироссийские санкции
Мир
Белый дом подтвердил введение 500 новых антироссийских санкций
Мир
МИД РФ ждет разъяснений от Армении после заявлений о заморозке участия в ОДКБ
Мир
Лавров обсудил с президентом Бразилии ситуацию вокруг Украины
Мир
СМИ сообщили о взрывах в Николаеве на юге Украины
Мир
В Польше заявили о попытке Украины устроить «шоу» для давления на экспорт зерна

Правая рука тьмы

Историк и журналист Илья Смирнов — о том, за что русские либералы любят творчество Алексея Балабанова
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Со времен Тиртея (если не Имхотепа) умные люди понимали, что деятели культуры играют в истории такую же важную роль, как политики или военачальники. Теперь кинокартины Балабанова — тоже история, хотя и новейшая. Соответственно, мы можем оценивать их воздействие на общество — кого и чему они научили, кого и на что вдохновили, — спокойно и объективно, без поправок на формулу «о покойном либо хорошо, либо ничего».

Строго следуя этой формуле, пришлось бы и на «Трудно быть богом» публиковать только хвалебные рецензии, притом что Герман не слишком церемонился с романом, авторы которого тоже умерли и тоже нуждаются в особой защите.

Попытки провести кинематограф Балабанова по «патриотическому» ведомству сходу упираются в простой вопрос: «А как же «Груз 200?» Еще при жизни режиссера, вскоре после появления фильма на фестивальном экране, было справедливо подмечено, что русские там ничем не лучше негров в «Брате 2», а пожалуй, что и намного хуже. Причем нарисованная картина похожа на реальную жизнь в СССР, как «Кубанские казаки», только с обратным знаком.

Вместо «сделайте мне красиво» — «сделайте мне отвратительно».

А отвратительны люди не по причине — как у Звягинцева в «Елене» или, если глубже, то в русской классической литературе, которая не боялась самого резкого обличения общественных пороков. Люди отвратительны по определению. Не потому что «так жить нельзя», а потому что вообще «жить нельзя». Следуя этому императиву, режиссер «со всем свойственным ему талантом и профессионализмом виртуозно извлекает из зрительской души мощные эмоции отвращения, ужаса и омерзения».

Хорошо. Ну, а «брат» Данила Багров — разве не провозвестник патриотического возрождения? Совсем не отвратительный, «такой простой красивый русский парень», как Юрий Гагарин. И против Америки.

Но почему же тогда патриотическое возрождение поддерживали именно те, кого у нас неправильно именуют «либералами»? Был бы им режиссер «Братьев» всерьез враждебен, постарались бы… Нет, не затравить. Просто удалить из «медийного пространства». Балабанов? А это кто? Маргинал какой-то? Нет, нашей программе не интересно, и в формат не вписывается.

Но карта легла совсем по-другому.

«Брат» и «Брат 2» … это самое точное воплощение национальной самоидентификации в 1990-е годы».

Фильмы Балабанова, несмотря на отдельные голоса не в лад, легко и органично заняли место в джентльменском глянцевом наборе рядом с романами Владимира Сорокина и шоу Кирилла Серебренникова.

Это не случайное перечисление через запятую. Балабанова хвалили буквально за то же самое, в тех же выражениях, следуя той же специфической логике:

«А. ПЛАХОВ: Когда режиссера одновременно упрекают, что он одновременно левый и правый, что он русофоб и антисемит, когда недостатков накапливается слишком много, это почти наверняка говорит о том, что это крупный художник…

К. ЛАРИНА: Мне кажется, что его следующая работа будет не менее скандальной, и в этом залог успеха и таланта этого человека».

Левый и правый, русофоб и антисемит в одном флаконе плюс «скандал» как двигатель прогресса.

Помните, как называется эта идеология?

А вот еще одна характерная кинокритика по горячим следам, уже не с «Эха Москвы», а как бы совсем с другой стороны:

«ОТЕЦ АНДРЕЙ: При этом можно говорить и о положительном эффекте фильма «Брат». Огромный плюс то, что предлагается мышление в категориях «мы» — «они». Мы правы, потому что это Мы, без всего остального. Может быть, это животные инстинкты, но совсем без них нельзя.

С. БОДРОВ: Да, такое вот первоначальное, первобытное…»

Глобальный миропорядок не боится воинствующей этнографии. Наоборот, его очень даже устраивает такое обрезание ценностей, когда «мы правы, потому что это Мы, без всего остального». А «всё остальное» — это, между прочим, и собственные планы на будущее. Если их нет, сбудутся чужие.

Есть замечательная формула Сергея Кургиняна, что архаизация — даже не оборотная сторона постмодернизма, а его составная часть. «Постмодернизм предполагает регресс и вторичную архаизацию в качестве modus operandi». Сползание в первобытность (минуя Средние века) — весьма радикальный вариант. Круче только лозунг «человек = животное», поднятый российскими учениками биолога-неоязычника Ричарда Докинза.

Можно было бы объяснять особенности мировоззрения Алексея Балабанова личными обстоятельствами. Но в этом нет нужды. Потому что фильмы его — действительно памятник эпохе. «Именно 1990-е для него были как вода для рыбы».

Проблема в том, что эта эпоха «регрессанса» в нашей культуре растянулась как минимум на десятилетие за календарные рамки, а у многих и сейчас год тысяча девятьсот девяносто двадцать четвертый.

Комментарии
Прямой эфир