Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Синоптики спрогнозировали до 31 градуса тепла в Московском регионе 14 августа
Мир
Сильный взрыв прогремел в районе завода «Сокол» в Новой Каховке
Экономика
В Венгрии сообщили об увеличении поставок российского газа в противовес санкциям
Общество
Православные в России празднуют Медовый Спас 
Мир
Постпред РФ озвучил необходимые сроки визита миссии МАГАТЭ на Запорожскую АЭС
Мир
В Запорожье назвали обстрел ТЭС тщательно спланированной атакой режима Зеленского
Мир
ВФУ оборудовали огневые позиции в жилых кварталах Краматорска
Мир
Макрон подписал протоколы о вступлении Швеции и Финляндии в НАТО
Мир
ВСУ открыли огонь по сдавшимся в плен своим сослуживцам под Донецком
Мир
В Эстонии электричество назвали предметом роскоши
Мир
В Венгрии заявили о начале поставок газа из России сверх контрактов
Мир
Amnesty International привлечет независимых экспертов для оценки доклада о ВФУ

На добычу становись

Фонд «Сколково» наводит мосты между инноваторами и крупными нефтегазовыми компаниями
0
На добычу становись
Фото: Fotolia/PhotoXPress.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Нефтяные компании считаются очень консервативными бизнес-структурами. Вне зависимости от того, частные это компании или государственные, и от того, в какой стране зарегистрированы и работают — в России, США, Норвегии или Саудовской Аравии. И несмотря на то что нефтяники тратят на новые разработки значительные средства, к изобретателям со стороны относятся с недоверием. Поэтому инновациям в области добычи и переработки нефти и газа в какой-то степени сложнее пробиться в большой бизнес, чем изобретениям из других отраслей. Впрочем, и здесь ситуация начинает меняться к лучшему.

Как рассказал директор по операционной деятельности кластера энергоэффективных технологий Фонда «Сколково» Олег Перцовский, одна из ключевых задач кластера — наладить прямой диалог между малыми инновационными компаниями и крупным нефтегазовым бизнесом. Решению этой задачи был посвящен круглый стол по технологиям нефтедобычи, прошедший в инновационном центре «Сколково». В его работе приняли участие представители практически всех крупных нефтяных компаний России: «Роснефти», «Лукойла», «Газпром нефти», «Башнефти», «Татнефти», «Зарубежнефти», а также научно-технических центров (НТЦ) этих компаний.

Нефтегазовый сектор становится одним из наиболее перспективных и быстроразвивающихся в рамках фонда. В 2014 году количество компаний — участниц «Сколково», разрабатывающих технологии для нефтегазового сектора, превысило шесть десятков. Первые из стартапов, получивших поддержку фонда полтора-два года назад, уже показывают существенные коммерческие результаты.

«В инновациях для нефтянки, как и для других технологических отраслей, существует разрыв между тем, что происходит в науке, фундаментальными разработками и прикладниками в виде крупных компаний, — отметил Олег Перцовский. — Они, как правило, хотят получать уже готовый продукт, который как минимум опробован на месторождениях их российских коллег, а лучше если он пришел из-за рубежа — из Америки или других стран». То есть стартапам непонятно, где они будут делать опытные образцы своих изобретений, где будут отрабатывать пилотные внедрения. В нефтянке вообще сложилась ситуация: крупные компании, как правило, гораздо более инерционны и консервативны, чем малые и средние. Если компания привыкла последние 30 лет вести свой бизнес определенным образом, она так и будет делать. Это относится как к технологиям, так и к методикам создания новых технологий.

Компании или имеют свои НИИ, которые не спеша что-то придумывают и не смотрят по сторонам, или, наоборот, покупают сторонние продукты и услуги у мировых нефтесервисных компаний: Schlumberger, Halliburton, Baker Huges и других, тогда как концепция открытых инноваций для многих компаний пока не до конца понятна. Те проблемы, которые есть у нефтяных стартапов, есть не только в России, просто здесь они наиболее ярко выражены. «И сейчас наша задача этот менталитет крупной промышленности, в том числе и нефтяников, сдвинуть, показав дополнительные преимущества привлечения новых разработок в том числе и с рынка, и, как мне кажется, у нас это понемногу получается», — подчеркивает эксперт.

Пока работа в этом направлении идет, инноваторам приходится проводить первые внедрения за рубежом, в тех же США. Правда, там они тоже обычно проходят в небольших нефтяных компаниях. Потому что в США такая же проблема с нефтяными стартапами, что и в России. Крупные компании ничего не хотят брать «с нуля». Но там есть много малых и средних нефтяных компаний, что упрощает работу над новыми технологическими проектами. У них есть свои две-три скважины, и они кровно заинтересованы в том, чтобы выжать из них дополнительную нефть.

В частности, по такому пути пошла компания Novas, разрабатывающая технологии плазменно-импульсной обработки скважин для интенсификации добычи нефти. Наибольшая активность ее бизнеса приходится на США, капитализация компании составляет около $50 млн. Но у нее есть и сколковский стартап, ООО «Новас Ск», представители которого работают над тем, чтобы перенести их технологию с вертикальных скважин, где она успешно работает, на более сложные горизонтальные. Сколковская компания хотя и занимается НИОКР, а не масштабными внедрениями, но уже оценена в $20 млн и привлекла $6 млн инвестиций из Канады.

Текущая динамика развития позволяет, по словам Олега Перцовского, быть уверенными, что к началу 2016 года в инновационном центре «Сколково» (первая очередь офисных зданий которого будет введена в эксплуатацию в августе 2014 года) будет действовать полноценный нефтегазовый кластер. Он будет включать в себя кроме специализированных центров коллективного пользования технопарка «Сколково» десятки успешных малых компаний, несколько исследовательских центров крупных нефтегазовых компаний, а также нефтегазовый центр образования и науки Сколковского института науки и технологий.

Рассказывает Евгений Фигура из компаний «Лазер Солюшенс» и «Уникальные волоконные приборы»: «Мы занимаемся разработкой и внедрением волоконно-оптических систем для мониторинга различных инфраструктурных объектов. В нефтегазовой отрасли это контроль нефте- и газопроводов (прежде всего магистральных) и добывающих скважин. Например, наши системы установлены на газопроводе Сахалин–Хабаровск–Владивосток и позволяют контролировать деформацию, подвижки грунтов и температуру. Это одно из крупнейших в мире внедрений распределенных волоконно-оптических систем мониторинга. Эти системы позволяют вести непрерывный мониторинг и других протяженных объектов. Например, измерять температуру и спектральную шумометрию в нефтяной или газовой скважине по всей ее длине. Сейчас мы реализовываем НИОКР-проект по созданию распределенного оптоволоконного датчика давления, этот проект одобрен Грантовым комитетом Фонда «Сколково».


Есть свое мнение у Евгения Фигуры и по поводу консерватизма нефтяников: «Если говорить про мониторинг скважин, то системами измерения температуры занимаются крупнейшие международные сервисные компании, например, Schlumberger или Weatherford. Но есть добывающие и нефтесервисные компании, которые видят преимущество российских технологий. Кроме ряда технологических преимуществ это в первую очередь цена. Зачем покупать втридорога за рубежом то, что можно купить в России? Во-вторых, это гибкость — возможность получить продукт под нужды заказчика. Все зависит от конкретной компании и ее приоритетов, а также возможности найти эффективный контакт с менеджментом для создания правильного решения. Мы, к примеру, реализуем проекты в интересах «Газпрома» и «Газпром нефти», и там у нас это получается».

Ирина Бобб, директор НТЦ «Татнефть», объяснила, как в компании «Татнефть» поставлена работа со стартапами Фонда «Сколково». Более года назад был разработан специальный многоступенчатый регламент. На первой ступени стартап обращается к «НТЦ Татнефть», где происходит сбор и анализ информации, а также оценка потенциального интереса компании «Татнефть» к тематике стартапа. Далее информация передается на экспертизу в институт ТатНИПИнефть. При необходимости организуется встреча представителей стартапа с экспертами института ТатНИПИнефть. Далее принимается коллегиальное решение о целесообразности дальнейшего рассмотрения и презентации проектов на научно-техническом совете «НТЦ Татнефть», а также представления информации для принятия решения в «Татнефть».

Ирина Бобб отметила важность расширения партнерства российских нефтяных компаний в сфере НИОКР. Она так развила свою точку зрения: «Проблема не в консерватизме нефтяных компаний, как часто представляется. У нас 20 лет назад в нефтяной отрасли были очень хорошие академические институты. Сейчас те институты, которые остались в государственной собственности, не могут похвастаться достаточным финансированием для исследовательской деятельности. А те институты, которые были реформированы в научно-технические центры нефтяных компаний, в основном занимаются выполнением промышленных проектов и решением прикладных задач. Компания «Татнефть» активно развивает исследования в институте ТатНИПИнефть. Дело в том, что «Татнефть» имеет либо очень выработанные месторождения, либо с трудноизвлекаемыми и нетрадиционными запасами. Для того чтобы продолжать успешно работать на них, нужны новые технологии и техника для их реализации. ТатНИПИнефть получает более 100 патентов в год, эффективное использование запатентованных технологий помогает поддерживать стабильный уровень добычи материнской компании».

Генеральный директор «Новас Ск» Никита Агеев: «Российскому рынку надо предлагать некий супермаркет технологий»

В России рождаются 70% новых технологий, связанных с добычей нефти. Но, к сожалению, российская нефтянка остается одной из самых консервативных в мире. Отечественным технологиям чаще всего не доверяют, новинкам легче всего зайти в Россию из США, Канады или европейской страны. Но есть и вопрос правильного позиционирования технологии. Еще до открытия своего американского офиса мы приняли принципиальное решение не конкурировать с традиционными консервативными методами в России. Мы выбрали себе нишу, где таких методов нет.

Пока мы, как и масса других инновационных компаний, пытались конкурировать с той же классической технологией гидроразрыва пласта (ГРП), у нас не было шансов пробиться на российский рынок. Как только мы объявили, что мы не конкуренты ГРП, а его лучшие друзья, что мы можем дополнять эту технологию, с нами стали разговаривать. Повышая проницаемость нефтеносных участков на очень локальных, до полуметра, участках скважины, технология Novas позволяет доизвлекать нефть, которая не была бы извлечена традиционными методами.

Давайте посмотрим на ситуацию с точки зрения добывающей компании. Ее руководство решает стратегические задачи. Менеджмент среднего звена решает тактические задачи. Низшему управленческому звену — геологам на кустах скважин, например — установлен план добычи. Его предшественник применял на этом кусте ряд традиционных технологий, чтобы выполнить план. И наш геолог будет делать то же самое.

Если он выполнит план, применяя традиционные технологии, он получит премию. Если нет — его не похвалят, но и не накажут, потому что он сделал все что мог. Он применил те технологии, которые применялись и десятки лет до него. Если же он применит инновационную технологию и у него ничего не получится, все шишки упадут на его голову. Если он ее применит и она покажет положительный эффект, то ему могут увеличить план на будущий год. А сработает эта технология во второй раз или нет, он не знает.

В России существует масса разных новых технологий улучшения нефтеотдачи, каждая из которых оптимальна в каких-то своих геологических условиях. И вот их создатели поодиночке ходят по нефтяным компаниям и предлагают свои услуги. Даже если такой компании будет предоставлен опытный участок, далеко не факт, что ее технология сразу покажет себя очень хорошо. И нефтяники сделают вывод, что технология средненькая. Поэтому у нас есть идея объединить пять-шесть новых технологий, которые позволят добиться синергического эффекта от их комплексного применения. Мы понимаем, что нашему консервативному рынку надо предлагать некий супермаркет технологий. Над этой идеей мы сейчас активно работаем.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир