Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Спасибо, миленькие, что не бросили»

За тем, как жители Крыма ждут российских солдат, наблюдала спецкор «Известий» Елизавета Маетная
0
«Спасибо, миленькие, что не бросили»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Утром мы на катере идем в море, чтобы покрасивее снять корабли, стоящие на рейде. Еще вечером они тут были, но теперь — пусто. Научно-исследовательское судно «Створ», на котором снимали «Пиратов XX века», — на месте. Плавучий красавец, госпиталь «Енисей» тоже. Подлодка «Алроса», которую натовцы называют «Черной дырой» за бесшумность и несокрушимость, — перед нами. А крейсер «Москва», флагман российского флота, «Бара» и «Самум», ракетные и десантные корабли, малые и большие противолодочные — все они ночью ушли. Украинских кораблей тоже осталось всего два. «Спасибо, миленькие, что не бросили»«Спасибо, миленькие, что не бросили»

Не проходит и двух часов, мы заезжаем в Балаклаву, где накануне, в пятницу, видели каких-то военных, которых все называют тут морпехами. Подъезд к украинской пограничной части рядом с набережной перекрыт военными грузовиками, на наших глазах оттуда выскакивают бойцы с полной снарягой и вытягиваются в цепочку.

— Десять минут назад от пристани ушли пять кораблей с украинскими погранцами, — говорит Евгений. Он гулял по парку с женой и восьмимесячной дочкой и снял их уход на камеру, осталось и время ухода: 13.37. — Они так спешили, что даже яхту при повороте задели.«Спасибо, миленькие, что не бросили»«Спасибо, миленькие, что не бросили»

— Родненькие, миленькие, как же мы рады, это просто великолепно, — причитает Антонина Прима. Ей 70, она уже прабабушка. — Вы тут не найдете никого, кто не радовался бы приходу русских. Это ведь наши ребята, вон и номера на машинах российские. Спасибо, миленькие, спасибо, что не бросили!

Напротив входа в военную часть, уже окруженную войсками, стоит женщина в элегантном черном пальто и шляпе.

— У меня сын там, капитан 2-го ранга, еще племянник и невестка. Генералы и большая часть ушли только что в Одессу, мне сын по телефону сказал, а мои тут остались, приказ у них такой, — тихонечко рассказывает Лидия Борисовна. — Я за сына боюсь — вчера мне 60 исполнилось, а он даже не пришел, уже трое суток в части. Ни новой, ни старой власти они не нужны, чем они занимаются — портфели делят? А мой сын с 15 лет в армии, в Ленинграде учился... Ну что теперь с ним будет, он же не может покинуть часть без приказа?! — чуть ли не плачет женщина.

«Спасибо, миленькие, что не бросили»«Спасибо, миленькие, что не бросили»«Спасибо, миленькие, что не бросили»Вдоль забора — 10 крытых грузовиков, полных бойцов, и пять «Тигров». К военным быстро стекается всё больше народу, вскоре появляются российские флаги. 

— В 1992-м больше 60% проголосовало за то, чтобы Севастополь признали русским городом. И что сделали украинцы, помните? Они подняли войска и ввели сюда национальную гвардию Украины, — вспоминает подошедший к нам художник Игорь Гудыря.

Первый день этой весны навсегда войдет в историю Крыма. Лишь утром новый премьер-министр АКР Сергей Аксенов попросил Россию о помощи и объявил о переносе референдума о статусе Крыма на 31 марта, а уже вечером российский Совет Федерации одобрил ввод войск.«Спасибо, миленькие, что не бросили»«Спасибо, миленькие, что не бросили»«Спасибо, миленькие, что не бросили»

К солдатам подходит мужчина в черном. «Что вы забыли в Крыму?» — спрашивает он.

«Да это же провокатор!» — к мужику тут же тянутся руки, чтобы убрать его подальше от вооруженных людей. «Спасибо, миленькие, что не бросили»«Спасибо, миленькие, что не бросили»

Нас тут же окружает толпа женщин.

— Хавалко Надежда, домохозяйка, Наталья Горобко, главный бухгалтер, Мария Алексеевна Апанасенко, — представляются они по очереди, следом идут еще с десяток имен и фамилий. У каждой из них своя история, но у всех отцы или деды воевали за Крым.

— До «оранжевой революции» мы дружно тут жили, а потом уже насаждать междоусобицу стали, межнациональная травля началась, — говорит Наталья Горобко.

— Зачем они там, в Киеве, заигрывали с националистами? Как нам может быть с ними по пути? Вы знаете, как они нас с этим языком украинским достали? Вся документация техническая на нем, все лекарства тоже — а мне за 50, я же не учила его с детства, ну почему тут, в Крыму, не оставить два языка, если большинство на русском говорит? Нет, им важно показать нам, что они тут всё решают и плевать на нас они хотели.«Спасибо, миленькие, что не бросили»«Спасибо, миленькие, что не бросили»

Между «Тиграми» и бойцами появляются три батюшки с крестом. Они поют молитвы.

— Это молебен о миротворении, чтобы враждующие перестали враждовать, — объясняет потом архимандрит Гавриил (Анисимов) из Ставропигиального мужского монастыря Паисия Величковского. — Монахи стояли на майдане, на улице Грушевского, и призывали не допустить кровопролития. Мы тоже тут стоять будем, чтобы не пролилась чья-то кровь. Надо будет — до утра стоять будем, потребуется больше — и больше будем.

Лидия Борисовна в черном пальто и шляпе вот уже 40 минут стоит напротив бойца и не мигая смотрит ему прямо в глаза.

— У тебя мать есть? Есть?!

Солдат так же, не мигая, смотрит на нее.«Спасибо, миленькие, что не бросили»«Спасибо, миленькие, что не бросили»

— Ой, сынок, ты ж не ел ничего, в туалет, небось, хочешь — уже четыре часа тут! — причитает другая женщина.

Вдруг раздается звонок. Лидия Борисовна немного разговаривает по мобильнику и заметно смягчается.

— Сын позвонил, сказал, чтобы я не волновалась и не обижалась на мальчиков этих, — кивает она в сторону солдата. — «Не трогай этих ребят, — сказал он мне. — Они же дети и, как и я, выполняют приказ». А еще сказал, что идут переговоры и у него команда ни в коем случае не стрелять.

— Я тоже за сына переживаю, он старший матрос, Михаилом зовут, на Одессу вот ушел на корабле, — подходит к нам пожилой мужчина. Зовут, говорит, Алексей, работает оператором теплосети.

— Ребят без проблем из части выпустили. Вы тоже успокойтесь, — оборачивается он к Лидии Борисовне. — Сейчас и вашему приказ отдадут, идите лучше домой.«Спасибо, миленькие, что не бросили»«Спасибо, миленькие, что не бросили»«Спасибо, миленькие, что не бросили»

Ночь падает на Балаклаву, где в советское время была база подводных лодок, а теперь музей. На «Тиграх» включают дополнительное освещение. Появляются новые люди. Они требуют в мегафон, чтобы командир пограничников вышел и объяснил жителям Севастополя, какому президенту он подчиняется и чьи команды выполняет.

Ближе к полуночи, когда народ уже почти разошелся, из части вышли последние пограничники. Десантники тоже запрыгнули в грузовики и поехали в сторону Камышовой бухты, в другую часть Севастополя. «Спасибо, миленькие, что не бросили»«Спасибо, миленькие, что не бросили»

В самом городе-герое в это время гремел праздничный концерт, который проходил тут с шести часов вечера.

В это же время в Киеве Владимир Кличко предложил ввести всеобщую мобилизацию, а и.о. президента Александр Турчинов заявил, что под усиленную охрану взяты все стратегически важные объекты, и призвал украинцев забыть о распрях и объединиться вокруг государства. 

Правда, кто встанет под знамена власти, которую многие украинцы считают нелегитимной, неясно. Восточная Украина, как и Крым, новую киевскую власть не поддерживает. Сегодня участники митинга в поддержку городских властей в Харькове ворвались в здание областной госадминистрации и вывесили над входом в здание флаги Харькова и России. А в Донецке представители Народного ополчения Донбасса признали нелегитимным Донецкий городской совет и всех его депутатов. Митингующие избрали Геннадия Губарева народным губернатором Донбасса, а на флагшток у входа в здание обладминистрации был водружен флаг России под скандирование пятитысячной толпы — «Россия, Россия!» «Спасибо, миленькие, что не бросили»«Спасибо, миленькие, что не бросили»

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир