Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Нет, отвечаю я моим друзьям и родственникам, живущим в России, нет, в Крыму не стреляют.

Пока. Или еще? 

Еще и сейчас, в эпоху телефонов с видеокамерами, трудно что-то скрыть от «мировой общественности». Крым сегодня поднимается — пока нехотя, пока не веря в то, что пришло время определяться. Почему для того, чтобы в 1990-е годы полуостров получил эпитеты «мятежный», «сепаратистский» и даже «багровый» (перепев фамилии тогдашнего председателя Верховного совета Крыма Николая Багрова), требовалась искра, а сейчас даже факела мало? 

Давайте попытаемся ответить на этот вопрос. 

Да, сегодня в Крыму говорят по-русски. Но молодые люди уже не всегда запросто могут ответить на вопрос, на каком языке они только что посмотрели фильм, на русском или украинском. А чиновник, тот даже в те 1990-е уже послушно исполнял указивки, присылаемые в Крым на державной мове. 

Что же говорить о сегодняшнем дне, когда автономию встроили всеми ниточками в украинскую систему управления — разве что душу еще не опутали цепями, сплетенными из трипольской культуры, призывов «Слава Украине!» и мечтой о еврорае. 

Крымчан продавали и предавали не раз. 

Нет, не так: крымчан не раз предавала и продавала Россия. Хрущев, Ельцин — это только новейшая история. России в Крыму сегодня нет: она отсутствует в информационном пространстве (пара-тройка СМИ-энтузиастов не в счет), здесь не разворачивает свой бизнес российский предприниматель (которому никак не фартит инвестиционный климат, который, если верить официальным мантрам, смягчался если не ежесекундно, то ежечасно). 

Сюда случайно пока еще залетают российские творческие коллективы, но — маленькие, малобюджетные: Симферополь и даже Севастополь, не говоря уж о других крымских городах, большую прибыль им не принесут. 

Действует отделение «Россотрудничества» — но при всей любви к этой структуре никак нельзя назвать «мягкой силой» фотовыставки и концерты местной самодеятельности к датам. За последние годы мы хорошо узнали, что такое «мягкая сила», глядя на бюджеты госдепа США и разрушительные последствия для Русского мира, для Украины. 

Здесь есть прорусские, пророссийские организации, но украинская власть всё сделала, еще начиная с Кравчука, для того, чтобы эти организации бесконечно ссорились между собой и существовали на грани маргиналии. 

Когда-то мне довелось спросить лично Виктора Черномырдина: из Украины уходит русский язык — может ли нас как-то поддержать Россия, как делают это другие, «цивилизованные» страны, защищая своих соотечественников? А что мы можем сделать? — примерно такой был ответ. 

Крымчан пока спасает от полной потери идентичности изолированность от материка. У нас до сих пор говорят: «Поехал на Украину», а на рынке рассчитываются «рублями», напрочь забывая, что уже добрых два десятка лет в ходу гривна. 

Русским киевлянам труднее. Но и легче — у них нет того щемящего чувства заброшенности, какое есть у крымчан. Ощущение — что Украина нутром чует, что она захватила чужое, то есть его так или иначе придется отдавать — поэтому Крым не развивается, остатки советской промышленности влачат жалкое существование, на полях сеют рапс и подсолнечник, после которых ничего другое не растет, или переходят на голландские семена. Они по второму разу всходы не дают, их нужно снова и снова покупать у производителя. 

Дороги строят — но это лишь те дороги, которые ведут на Южный берег, к тем особнякам, которые выстроила себе, захватив сотни и тысячи гектаров крымской земли и перекрыв доступ к пляжам, украинская власть, какого бы цвета ни были ее партийные флаги. 

Как ни странно, Украина боится Крыма — недаром, когда чуть ли не в половине страны уже не действовала властная вертикаль, а в автономии лишь осторожно говорили (!) о том, что «если центральная власть падет, то Крым будет самоопределяться», уже на весь мир стоял вечный украинский стон: «Cепаратисты!». 

Характерная деталь: один из тех, кто давно переметнулся в стан оранжево-коричневых, бывший премьер Сергей Куницын, нынешний комендант майдана и недавно получивший российский орден Дружбы, на телепередаче по привычке сказал (он еще не осознал, как много крымчан плюют ему вслед): «Мы, крымчане…» И получил в ответ горячую отповедь от нынешних «своих» за то, что он посмел крымскую идентичность поставить вперед украинской. 

Сегодня крымчан запугивают, и люди отлично понимают, что те, кто захватил в Киеве власть, ни перед чем не остановятся, чтобы окончательно вывести из Крыма русский дух. Недаром один из первых принятых «черной радой» законов касался русского языка: запретить, отключить, отменить… А ведь именно в надежде хоть как-то спасти свое человеческое достоинство, не предать родовую матрицу крымчане в большинстве своем голосовали в свое время за Партию регионов. Но и это голосование показательно: крымчане с каждым годом всё отчетливей понимали, что и эта партия их предает — но ведь другие даже проблеска надежды не давали! 

Главная проблема сегодня в Крыму — это отсутствие лидера. «Черная рада» уже не один раз устами Олега Тягныбока, Андрея Парубия и других замахивалась на права автономии. От лидера ждут четкой установки: что делать. 

Понятно, что нельзя пускать на полуостров «поезда дружбы» из Киева. Но ведь в чем заключается подлость ситуации: бывшая оппозиция, ныне захватившая власть в Киеве, здорово мимикрировала под легитимный украинский парламент, который печет «легитимные» законы. 

Ну, скажем, поменялся глава МВД — крымское его структурное подразделение будет исполнять его приказы, даже если они его сотрудникам будут казаться преступными или, скажем, сужающими права автономии. 

Ни спикер, ни премьер своих постов не покинули. 

Председатель парламента Владимир Константинов на митинге у стен ВС 25 февраля вышел к людям и четко сказал: «Я разделяю вашу тревогу и озабоченность судьбой Крыма. Заявляю, что никуда отсюда не собираюсь уезжать и буду вместе с вами. Мы будем бороться за автономную республику до конца». 

А вот премьер Анатолий Могилев, экс-министр МВД Украины, вчера возмутил крымчан своим утверждением о том, что депутаты Госдумы России, прибывшие на полуостров, не имели права встречаться с депутатами ВС Крыма: «Я полагаю, что любые контакты с иностранными дипломатами и с иностранными гражданами на официальном уровне — прерогатива МИД Украины. Если кто-то встречается и о чем-то таком говорит, то это выходит за рамки правового поля, и пусть это будет на их совести». 

Вообще, ситуация «нетронутости» в Крыму долго продолжаться не может, это все понимают. У стен парламента уже бурлит митинг — палатки еще не поставили, но опыт противостояния есть, за ними дело не станет. 

Вчера в Киеве на заседании Совета нацбезопасности уже всерьез говорили о «сепаратистском Крыме». 26 февраля на вторую половину дня крымские депутаты все-таки решились назначить экстренное заседание сессии: обсуждать будут общественно-политическую ситуацию и отчет совмина за прошлый год. «Народные дружины» у стен парламента будут требовать отставки Могилева и решения судьбы автономии.

В Севастополе своя история — там всё круче и определеннее; видимо, уже в ближайшее время стоит ждать развязки событий. 

25 февраля в Севастополе и Симферополе побывали депутаты Госдумы РФ во главе с председателем комитета Государственной думы по делам СНГ и связям с соотечественниками Леонидом Слуцким. «Мы всегда были, есть и будем вместе с нашими братьями, с крымчанами», — заверил депутат. Оказывается, в арсенале средств России есть множество способов, оставаясь в тех же рамках правового поля, взаимодействовать с соотечественниками.

Леонид Слуцкий сказал, что были на полуострове сотни раз, и не только на известном фестивале «Великое русское слово», и приедут еще не раз. А пока готовится законопроект об упрощенном принятии в российское гражданство жителей Украины — Россия, в отличие от других стран, активно работающих с гражданами Украины, очень отстала в этом вопросе. 

Автор — главный редактор интернет-газеты «Крымское Эхо»

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир