Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Если мы промолчим, за нас решат другие, как это было на майдане»

В Симферополе митинг крымских татар и пророссийски настроенных жителей вылился в столкновения. Спецкор «Известий» выслушала обе стороны, которые не хотят слушать друг друга
0
«Если мы промолчим, за нас решат другие, как это было на майдане»
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

— Власти нет, авторитетов нет, но власть сама в этом виновата — обнаглели, всё разворовали, — говорит депутат Верховного совета (ВС) Крыма Ольга Кивитиди, симпатичная маленькая женщина в красивой белой кофте с аккуратной прической. Она сама из Партии регионов, у которой в ВС было 82 места из 100. И еще вчера она тоже была властью, которой весь вторник в Симферополе многотысячная толпа скандировала «Банду геть!» (долой). А теперь, говорит Кивитиди, депутаты разбежались как крысы и она отвечает лишь за себя. Эта женщина, к слову, была единственной из представителей партии власти, кто не побоялся выйти к народу.

Но говорить ей было не с кем: никто никого ни слышать, ни слушать не хотел.

«Если мы промолчим, за нас решат другие, как это было на майдане»

«Аллааааааах Акбар!» — скандировала левая половина площади перед «пентагоном», — «Крым — Украина!», «Чемодан–вокзал–Россия!» Здесь поднимали жовто-блакитные флаги Украины и голубой с желтой эмблемой (тамгой) вверху флаг крымских татар. Плотно сомкнув ряды стоят мужчины. Во время намаза они дружно замолчали и, обратив руки ладонями вверх, повернулись почему-то в разные стороны.

«Если мы промолчим, за нас решат другие, как это было на майдане»

«Если мы промолчим, за нас решат другие, как это было на майдане»«Крым — Россия!», «Суверенитет!», «Референдум!» — неслись не менее дружные призывы с правой стороны. В толпе раздавали георгиевские ленточки, было много пожилых людей, в том числе и женщин. Днем на пророссийско настроенной половине появились и российские флаги — их привезли севастопольцы, добиравшиеся в Симферополь на электричках, автобусах и личных машинах. 

В прошлом году социологи, близкие к Партии регионов, провели опрос среди крымчан, и оказалось, что количество желающих быть с Россией уменьшилось на 10% (в 2010-м их было 40%), зато увеличилось число тех, кто видит Крым лишь в составе Украины — на те же 10%. Сторонников суверенитета осталось столько же — 9%.

— Крымчане по большому счету — пассивный народ, — говорит высокий мужчина с украинским флагом в руках, стоящий в самой гуще «правой стороны». «Пассивный народ» в это время едва сдерживает тройная цепочка милиционеров, отгородивших по периметру вход в здание рады. 

«Если мы промолчим, за нас решат другие, как это было на майдане»

«Если мы промолчим, за нас решат другие, как это было на майдане»О себе он рассказывает не очень охотно, потому что постоянно вступает в споры о будущем Украины и Крыма: «Отец семерых детей, бизнесмен, не татарин, не олигарх, но и не бедный», представляется он. Выход, по его словам, такой: всем честно заполнять декларации, а украденное олигархами и сторонниками объявленного в розыск Януковича срочно отнять и вернуть в пустую казну.

— Да что мне там декларировать, если жить не на что? — возражает ему пожилой мужчина, ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС. К «пентагону» он пришел вместе с женой, зачем — объяснить оба не могут. «Просто если мы опять промолчим, опять отсидимся дома, за нас всё другие решат, как это было недавно на майдане», — наконец формулирует чернобылец. Он с женой сторонник референдума, «потому что настроения слишком разные, и хотелось бы, чтобы всё было по-честному и по совести». «Как народ решит — пусть так и будет», — добавляет его жена. 

— Что народ решит? Кто опять это решать будет? — набрасывается на них темноволосая женщина с «левой» стороны. — Я — татарка, думаете, приятно, когда тебя за глаза называют «черномазой»? Вы думаете я поверю, что решение это опять не сфальсифицируют?

«Если мы промолчим, за нас решат другие, как это было на майдане»«Если мы промолчим, за нас решат другие, как это было на майдане»Нынешнее руководство Крыма — ворье и бандиты, уверены обе стороны на площади. И их надо «геть». «Понастроили себе по всему острову дворцов, всё своим раздали, детей по Европам учиться отправили, совесть совсем потеряли!» — слышно со всех сторон. Весь день народ дожидается внеочередной сессии парламента, на которой депутаты должны отчитаться о проделанной работе и власть, по прогнозам, должны отправить в отставку.

— Сессию надо перенести, чтобы эта рада не стала центром дестабилизации и чтобы  здесь не было столкновений на радость негодяям, — говорит председатель меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров. Он, похоже, единственный на площади, кого слушается татарское крыло. По словам Чубарова, в Симферополь хотели приехать татары из других городов, но он их остановил — чтобы не было еще хуже. 

— Нынешнее крымское правительство — тот самый орган, который сделал всё, чтобы разделить жителей острова по национальному принципу, — говорит Чубаров позже, уже в здании парламента. — Мы должны прежде всего договориться о принципах, чтобы не играть в «шахматки». Иначе опять будет то же самое — не профессионалы у власти, а кум, брат, сват, тесть и сплошная монополия родственников.

За «русское крыло» площади отвечает Сергей Аксенов, лидер «Русского единства». Он тоже призывает не бороться друг с другом и считает, что сначала надо договориться между собой. И остановить толпу.

«Если мы промолчим, за нас решат другие, как это было на майдане»

Народный депутат от «Батькивщины» Андрей Сенченко в «пентагоне» рассказывает последние новости из Киева: Беркут распустили, но бойцы пройдут в течение 10 дней переаттестацию, потому что государство не может быть без спецподразделений.

— С каждым командиром и его приказами будем разбираться отдельно, по поступкам его. Сам Беркут переименуют, скорее всего, в ОМОН. Форму им поменяют — дабы не раздражать народ, — говорит Сенченко коллегам-депутатам. — Внутренние войска тоже переоденут — чтобы людей не злить. 

Про отмененный в понедельник статус русского языка как регионального тут даже не вспоминают, хотя большинство из правой «русской части» вышли на площадь как раз из-за него. Депутат Леонид Пилунский вообще считает, что в Крыму этот вопрос «надуманный».

— У нас 580 школ и лишь четыре — украинских, о каком притеснении тут вообще говорить? — возмущается он. — Три месяца у нас тут был «антимайдан», 100–150 человек собирались, и вдруг — тысячи вышли. Кто их вывел, зачем? Что у нас тут других проблем нет — мы на пороге эпидемии туберкулеза, больные в палатах сами себе еду готовят, умирающие от рака платят по 250 гривен на карман врачам, лишь бы им койку дали, чтобы в больнице умереть. Вот о чем нужно говорить, вот что нам нужно решать. И о том, что при Януковиче 60% стало откатов, при Ющенко было 30%, при Кучме — 10%. А как ты на оставшиеся 40%? Разве дорогу построишь и больницу отремонтируешь? «Если мы промолчим, за нас решат другие, как это было на майдане»

Кто-то говорит, что обычно к этому времени в Крыму уже раскуплено почти 40% путевок, а в этом году из-за майдана туристический сезон, похоже, будет провален.

Но разговоры в ВС прерывают всё нарастающие крики с площади. Депутаты убегают туда, но милицейское оцепление уже не в состоянии сдержать натиск со всех сторон. В толпу летят камни и пластиковые бутылки, у нас на глазах взрывается свето-шумовая граната, над головами мелькают чьи-то ботинки и шапки. Часть «левого сектора» прорывается к боковому входу в раду, деревянная дверь разлетается в щепки, кажется, еще чуть-чуть и вся неуправляемая людская масса хлынет в здание, раздавив безоружных милиционеров. Чуть вдалеке, в «правом секторе», мелькают палки: бьют, не глядя, по голове, ребрам, зубам. Позже врачи скорой помощи, дежурившие возле «пентагона» с середины дня, скажут нам, что к ним обратились 28 человек, тяжелых ранений нет, в основном сломаны ребра, есть травмы головы и глаз.«Если мы промолчим, за нас решат другие, как это было на майдане»

Давка прекращается так же внезапно, как и началась. На площади объявляют, что сессия отложена, просят всех расходиться. Народ и правда отходит назад. Но тут же в центре, где до этого было милицейское оцепление, устраивают костер: сжигают сначала советский, потом российский флаги. Следом горит флаг Крыма. Но никто никому ничего уже не говорит. На улице весь день было холодно и ветрено, люди замерзли и устали и теперь, словно выпустив накопившийся пар, внезапно сдулись.

«Если мы промолчим, за нас решат другие, как это было на майдане»

В это время в здании ВС постоянный представитель президента в Крыму Виктор Плакида говорит, что на следующей сессии, которая пока неизвестно когда состоится, никаких сепаратистских пунктов в программе точно не будет, и он это знает наверняка.

— Крым — часть Украины, это даже не обсуждается, и волноваться тут нечего, — убеждает Плакида. Звучит еще много слов о матерях, стариках и детях, которые должны ходить по симферопольским улицам спокойно, но даже журналисты слушают это уже скорее из вежливости. 

Итог дня таков, что никакого итога нет: стороны показали друг другу, что молчать не будут, правительство уцелело, но это вопрос нескольких дней, уверяют местные политики. — Пусть договариваются или мы снова сюда придем, — говорят люди на площади.«Если мы промолчим, за нас решат другие, как это было на майдане» 

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...