Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Крупные мировые лидеры вдруг как один стали ревностными приверженцами идеи национального суверенитета.

Кажется, еще недавно само понятие «суверенитет» оценивалось ими как что-то маловажное и устаревшее. «Передовые» державы не стеснялись вмешиваться в гражданскую войну в Югославии, поддерживать повстанцев в Ливии и, напротив, помогать действующей власти в Мали. Но вот с Украиной всех вдруг охватила какая-то поразительная стеснительность, которой не было еще в конце прошлого года, когда майдан считали за обязанность посетить все враги России.

И тут вдруг какой-то ступор. Страна на глазах погружается в пучину гражданской войны, регионы постепенно отползают от охваченного пламенем центра, а лидеры Запада и Востока расписываются в верности принципам национального самоопределения. 

Причина этого, мне кажется, весьма проста — западные лидеры просто не хотят отвечать за действия своих прямых клиентов — лидеров оппозиции, которых периодически приглашают к барскому столу на важные встречи, но от которых реально не требуют приличного поведения. Во всяком случае, поведения в соответствии с данными ранее обещаниями — чуть-чуть остудить темперамент уличных борцов, так, чтобы они перестали захватывать административные здания, убивать находящихся в них сотрудников и портить казенное имущество. Впрочем, об имуществе уже речи не идет — это в январе еще кого-то волновали выбитые стекла и вышибленные двери в захваченных под руководством приезжих бойцов «Правого сектора» зданиях. Сегодня на фоне свыше двух десятков погибших это уже пыль.  

В начале года, помнится, несколько европейских лидеров призвали к миру и спокойствию, сделав особенный упор на необходимости широкой амнистии. В итоге амнистия состоялась, и как раз на следующий день после выхода из тюрем активистов бойцы в касках и с «коктейлями Молотова» ринулись на приступ Верховной рады. 

И снова всё пошло по кругу. Нападение на полицию, человеческие жертвы, отпор «Беркута», вновь не доведенный ни до какого логического финала, обмен взрывпакетами, вялая перестрелка из пошедшего в ход огнестрельного оружия, ну а потом, как всегда, призывы к миру, требование отвести ОМОН и угроза санкциями. 

Так все-таки контролирует или не контролирует Запад свою политическую клиентелу?

Если контролирует, мы имеем дело с вооруженным путчем, похожим на путч Лжедмитрия I против Бориса Годунова или путч Пиночета против Альенде. Если он ее не контролирует, Запад просто раскручивает спираль хаоса в расколотой стране. В любом случае ответственность лежит на тех, кто всё это время держал Януковича за руку и шантажировал его санкциями и уголовными преследованиями за своевременное применение силы. И кто выдал погромщикам явную индульгенцию за разбой.

Между тем события 18 февраля и то, что за ними последовало, — то есть тот факт, что за ними пока не последовало ничего — подводит нас к целому ряду отнюдь не утешительных выводов. 

Итак, первое — смута на Украине не может быть преодолена усилиями только самих украинцев. Отчасти и поэтому эта смута не может рассматриваться исключительно как внутреннее дело этой страны. Даже если верх в Киеве одержит власть, смута захватит западные регионы, где контроль вот-вот перейдет в руки восставших евроинтеграторов. Даже если верх одержат интеграторы, им придется решать проблему самоопределения Юго-Востока, причем в условиях слома всей политической системы и краха силовых структур.

Из первого логически вытекает второе. Похоже, даже конкретно киевская ситуация не имеет силового решения. Эта фраза уже, увы, не часть дипломатического протокола. Если бы такое решение было, то сила уже была бы применена. Но если после 10 убитых полицейских и горящего Киева чрезвычайное положение не объявлено, а президент страны вновь говорит о поиске компромисса, значит, он либо не хочет — по тем или иным причинам — применять силу, либо, скорее всего, уже не может ее применить. И это реальность, с которой надо считаться как с реальностью. Пока я пишу эти строки, все комментаторы ждут присоединения армии к объявленной силовиками антитеррористической операции. Судя по картинке из Киева, сегодня применить силу явно сложнее, чем вчера, когда контратака «Беркута» выглядела бы оправданно. Сегодня на майдане опять десятки тысяч киевлян, депутаты, женщины и старики.

Но фактом является и то, что «революция» тоже не в состоянии победить киевскую власть. «Беркут» гибнет, но пока не сдается, и отступать ему некуда. Значит, двоевластие — и война как следствие капитуляции политики.

Третье опять же вытекает из второго. Если Янукович не в состоянии навести порядок на улицах столицы и гарантировать жизнь хотя бы своим собственным сотрудникам, значит, де-факто его легитимность представляет собой фикцию. С фикциями тоже надо считаться, но, конечно, делать расчет на то, что фикция вдруг станет реальностью, не стоит. 

Но той же фикцией являются и официальные спикеры майдана — Кличко и Яценюк с отколовшимся от них Тягнибоком. Ни за что они не отвечают, ничто гарантировать не могут.

Что остается? Как в случае с сирийским конфликтом, остается расчет на разум тех, кто его еще не утратил. На то, что лидеры двух цивилизационных объединений — европейского и евразийского, желательно сообща, — жестко потребуют от оппозиции прекращения разбоя, от киевской власти — конституционных реформ, от политического истеблишмента — послаблений в сторону регионализации, а на самих себя наложат епитимью в виде 10-летнего моратория на включение Украины в какие-либо мощные и окончательные интеграционные проекты. 

Поскольку любой такой проект в нынешней ситуации — это провоцирование гражданской войны. А гражданская война на Украине — это просто пограничная пристрелка двух цивилизаций. А если эти цивилизации столкнутся — заполыхают все моря и континенты.  

Комментарии
Прямой эфир