Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Президента просят спасти первую русскую культурную породу лошадей

Эксперты-коневеды уверены, что отрасль нужно развивать комплексно — развивать ипподромы и тотализаторы, создать хотя бы одну коневодческую госкомпанию, увеличить дотации
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Старейшей российской культурной породе лошадей — орловскому рысаку — необходимо придать особый охранный национальный статус. Об этом говорится в письме президенту Владимиру Путину от старшей научной сотрудницы Института общей генетики РАН им. Н.И. Вавилова Веры Мысиной.

В обращении, с которым ознакомилась редакция, говорится, что на январь 2012 года «численность племенного ядра породы сократилась до критической черты — 31
жеребец-производитель и 491 матка». Подчеркивая, что президент сыграл важную роль в сохранении популяции амурских тигров, Мысина указывает, что «закрепление на законодательном уровне за орловской рысистой породой лошадей государственного национального статуса должно помешать руководителям племенных предприятий бесконтрольно сокращать лошадей этой породы». Само существование орловских рысаков находится под угрозой, отмечается в письме.

Проблему малочисленности породы, выведенной в конце XVIII века, признает представитель Пермского племенного завода № 9, где разводят рысаков, Яна Забродская. По ее словам, в России осталось лишь несколько десятков жеребцов-производителей, которые соответствуют высоким стандартам. Однако и она, и один из ведущих в России специалистов по орловским рысакам Галина Калинкина (завотделом селекции Всероссийского института коневодства, расположенного под Рязанью) считают, что по сравнению с другими русскими породами орловский рысак развивается стабильно и риск его исчезновения невелик.

— В нашей базе генетически проверенных орловских рысаков порядка 1,7 тыс. маток и около 200 жеребцов-производителей. Еще хуже обстоят дела с другими отечественными культурными породами лошадей — донскими (250 маток), терскими (400), владимирскими тягловыми (150) лошадьми, — говорит Калинкина.

По словам Калинкиной, придавать охранный статус отечественным лошадям нужно было раньше, когда происходил процесс развала государственной конезаводческой системы, — с середины 1990-х по середину 2000-х. В этот период конезаводческие хозяйства переходили в частные руки, и новые собственники нередко отдавали табуны на мясо и использовали землю по своему усмотрению — так было с Шаховским, Петровским, Татарским хозяйствами. Нужно было передавать предприятия в частную собственность с обременением по содержанию лошадей, отмечает Калинкина. С другой стороны, частные собственники не дали отечественным породам исчезнуть в трудные годы.

Калинкина и Забродская считают, что для поддержки отечественных пород нужно предпринять три меры. Первая — создать одну или несколько государственных коневодческих фирм, чтобы застраховать национальные породы лошадей от вымирания. Такие компании существуют, например, в Финляндии и Чехии, говорит Калинкина. Вторая — развивать ипподромный бизнес и соответствующие тотализаторы, это позволит также делать отчисления на содержание неспортивных пород (орловские рысаки участвуют в бегах). 

Третья — следует увеличить размер и расширить число получателей дотации на содержание кобыл с жеребятами — с 15 тыс. до 30–50 тыс. рублей в год. Сейчас эту дотацию от Минсельхоза получают только племенные заводы и репродукторы, а нужно включить в аудиторию льготы небольшие хозяйства с 10–15 лошадьми, считает Калинкина. Она добавила, что неплохо бы устраивать скачки на приз президента только с участием отечественных пород — так организованы подобные мероприятия в ряде западных стран. Эти соревнования проводятся с десяток лет, но скачки рысаков в них идут вне основного зачета.

Комментарии
Прямой эфир