Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Канун открытия международной конференции «Женева-2» совпал с пиком подковерной борьбы вокруг участия в этом мероприятии Ирана. Сам генсек ООН Пан Ги Мун как будто уже пригласил Тегеран в швейцарский Монтрё, ан уже нет — приглашение отозвано. И это не просто сенсация, а дипломатический скандал первого ранга. Однако же такой поворот был вполне ожидаем и даже закономерен. 

На конференции по Сирии Иран не желают видеть США и их западные союзники, прежде всего претендующая на особую роль в делах этого ближневосточного государства Франция, а также Саудовская Аравия. Вслед за ними против участия Тегерана активно возражают представители оппозиции, которую так или иначе поддерживают вышеперечисленные международные игроки. Фактически сирийские противники Асада озвучивают позицию своих спонсоров. Наиболее последовательно и бескомпромиссно отстаивает ее Эр-Рияд. 

Камнем преткновения для Ирана является создание по итогам «Женевы-2» переходного правительства без участия нынешнего президента Сирии. Именно в этом Западу, странам Персидского залива и так называемой внешней сирийской оппозиции видится ее коронная цель. Но она категорически не устраивает Тегеран и Асада, который в интервью агентству «Франс Пресс» заявил о том, что получение каких-либо министерских постов в новом правительстве представителями Сирийской национальной коалиции революционных и оппозиционных сил (НКОРС) нереально. 

И здесь с Дамаском трудно поспорить: политический, а также военный вес располагающейся в Стамбуле НКОРС невелик, к тому же эта организация обладает весьма условным единством, проще говоря, она расколота вдоль и поперек. Так, из нее буквально в последние часы вышел Cирийский национальный совет, представляющий «Братьев-мусульман». Это базовая группировка НКОРС, которая была сформирована весной 2011 года. Она настроена категорически против переговоров не только с иранской дипломатией, но и с Башаром Асадом. Ее устроит только безоговорочная капитуляция режима и передача власти на блюдечке с голубой каемочкой. Поэтому дееспособное правительство из НКОРС как такового создать невозможно. 

Иран — крупный игрок на сирийском поле. Он оказывает существенную помощь Дамаску в финансовом и военно-политическом плане, он же — создатель и спонсор ливанской «Хезболлы», участвующей в конфликте. В некоторых отношениях весь сирийский конфликт, подобно «Второй Ливанской войне» лета 2006 года, представляет собой противоборство двух стоящих за ним внешних сил — Тегерана и Эр-Рияда. И если бы не эти внешние силы в целом, — которых, кстати говоря, на стороне оппозиции гораздо больше, чем на стороне правительства, — то война в Сирии давно бы выдохлась и подошла к своему финалу. 

Но делегация саудовского королевства, поддерживающего противников официального Дамаска, в Монтрё прибывает, причем без всяких предварительных условий в виде отказа от помощи врагам Асада и возвращения на родину своих подданных, воюющих в рядах джихадистов. Отсутствие же иранских дипломатов предельно антилогично. Налицо явный дисбаланс в пользу одной из сторон сирийского противостояния. 

Без Тегерана международный состав конференции выглядит ущербным и перекошенным, а в чем-то даже карикатурным. 

Так, приглашение на конференцию получил карликовый Бахрейн, влияние которого на сирийские события трудно разглядеть даже в микроскоп — разве что в электронный. При этом, что характерно и показательно, Бахрейн является своего рода «Сирией наоборот» — там, в отличие от этой ближневосточной страны, большинство населения составляют не сунниты, а шииты, и «арабская весна» была подавлена на корню благодаря вооруженному вмешательству Саудовской Аравии еще в 2011 году. По-видимому, в Монтрё делегация из Бахрейна будет говорить о торжестве демократии и учить официальный Дамаск способам соблюдения прав человека и улаживания внутригосударственных конфликтов. 

Туда же должны прибыть представители различных государств Латинской Америки, Восточной Азии, Австралии, Бельгии, Люксембурга, Нидерландов — всего около 40 стран. Это, безусловно, почтенные представители мирового сообщества, но каков их вес в сирийском вопросе, какими возможностями по его решению они обладают — особенно в сравнении всё с тем же Ираном? Тот же Люксембург Тегеран в Монтрё даже в отдаленной степени не заменит. К тому же многие приглашенные на конференцию государства — представители «условного Запада», то есть они будут выступать на стороне сирийской оппозиции, поддерживать ее притязания. 

В целом вырисовывается ситуация, аналогичная той, когда в салат оливье вместо майонеза добавляют шпроты, ананасы, какао и тому подобные вещи. То, что потом получится из всей этой смеси, вряд ли можно будет назвать оливье. Выйдет какое-то иное, и престранное, блюдо. 

В самом деле — судя по составу приглашенных участников, часть организаторов готовит конференцию не столько по урегулированию сирийского конфликта, сколько по переформатированию сирийского правительства. И нацелены эти организаторы не на вывод страны из состояния гражданской войны, не на обуздание международного терроризма, а на смену режима в Сирии. 

Трудно сомневаться в том, что в Монтрё официальный Дамаск испытает сильнейший международный прессинг. Однако очень сомнительно, что этот прессинг приведет к тем результатам, на которые он рассчитан, то есть к уходу от власти Башара Асада. Этот политик выдержал три года самой настоящей войны, поэтому однодневная дипломатическая канонада его не свалит. Даже в отсутствие такого мощного союзника, как Иран. 

Столь многообещающий поначалу  женевский процесс, увы, обречен быть малорезультативным, поскольку без иранской дипломатии прийти к политическому решению сирийского вопроса практически невозможно. 

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир