Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Правительство своим постановлением утвердило квоты на иностранных работников на 2014 год. В соответствии с ним нулевой процент иностранных граждан от общей численности работников устанавливается для хозяйствующих субъектов, работающих в сфере розничной торговли фармацевтическими товарами, розничной торговли в палатках и на рынках, а также прочей розничной торговлей вне магазинов. Некоторое исключение сделано для алкогольной продукции, включая пиво — учитывая, видимо, социальную значимость этой продукции. Здесь разрешено занять до 15% иностранцев.

В сущности, это не так чтобы неожиданная новость: подобная мера уже обсуждалась в течение года, и было понятно, что такое решение вполне созрело.

Во первых, и, видимо, в главных — это продолжение общей политики «мир дворцам — война хижинам» по масштабному переводу пугающих своим числом, разнообразием и санитарной гигиеной ларьков, крытых лотков и палаток в капитальные торговые помещения. В целом это вполне здравая кампания, если она своим наступательным победным шагом не задавит розничную рыночную конкуренцию и систему торговли шаговой доступности в спальных и приближенных к ним районах. Тем более что речь идет не о полном закрытии палаток, а о сокращении там квот на иностранную рабочую силу. Но ни для кого не новость, как могут опытные мастера-администраторы использовать постановления в нужную им сторону. Опыта интерпретаций им не занимать, оглянуться не успеешь — а что-то там катит в глаза. Так что важно, чтобы город не превратился окончательно в выставку огромных мегамоллов, именуемых торговыми центрами. Конечно, конечно, с подземным паркингом.

Речь о том, что, как в известной сказке про трех парнокопытных братьев, домик надо строить крепким и не из соломы. Маленькие магазинчики (отдельные здания, в первых или цокольных этажах или в помещениях умеренной этажности), аптеки, парикмахерские, булочные и тому подобное, несомненно, должны оставаться, если мы хотим хоть какого-то подобия нормальной городской среды, а не выставки достижений имперского хозяйства. Но дикие и полудикие палаточные городки, иногда именуемые рынками, как постоянно действующие объекты вполне могут с нами (а мы с ними) попрощаться. Сразу заметим, что капитальные крытые рынки — это другая история, что, собственно, правительственное  постановление и подтверждает. Разумеется, сокращение числа самих палаток и как бы павильонов выносной торговли предполагает сокращение численности занятых. Поэтому можно рассчитывать, что для обеспечения этой потребности достаточно будет и резидентов, то есть российских граждан, которые в сравнении с иностранными работниками обладают как минимум тремя важными преимуществами. Это русский язык в полном разговорном объеме (о грамотности говорить не будем, ее и в капитальных помещениях всё труднее отыскать) или хотя бы в достаточном, это фиксированный юридический статус — паспорт и постоянная прописка. И, что очень важно, проистекающее из паспорта и прописки наличие страхового медицинского полиса. Это ведь только в советские времена без санитарной книжки за прилавок было не попасть, теперь свобода и сюда доехала. Проблема же в том, что иностранные работники не то что санитарной книжки, часто и документов не имеют, и регистрации, и, соответственно,  никакого доступа к медицинскому обслуживанию. Плюс проживание непонятно в каких условиях, с легко представляемым уровнем соблюдения простых гигиенических требований. Вот с этим перспективным букетом они и выходят на встречу с нами — покупателями.

В стационарных точках всё же и с регистрацией получше, и с какой-то возможностью контроля, пусть и неполного. И владельцы там также юридически понятные, которые гораздо реже склонны к использованию нелегальной рабсилы. Кроме того, работа в большой стационарной точке позволяет иностранному торговцу найти подмогу при необходимости что-то объяснить покупателю. В одиночной точке это невозможно. Особенно веселым может оказаться подобный диалог в аптечном киоске, когда надо точно определить разницу между геморроем и мигренью.

Сокращение числа торговых точек на «рынках» (товарных и продовольственных), кстати, никак не отразится ни на ценах, ни на ассортименте для покупателя. Наборы продуктов и товарных групп там повторяются многократно, что не новость для любого навещающего эти рынки. И если это прет-а-порте вы сможете купить не в шести точках, а в трех или четырех, никакой беды не случится. И скидку можно получить, если она возможна, вне зависимости от того, сколько палаток торгует нужной вещью. Таким образом, снижение квоты на иностранных работников не создаст каких-то ощутимых проблем для потребителей. Что касается их дальнейшего трудоустройства, то выход тут один и простой: легализоваться и учить русский язык.

Разумеется, стихийно тут решить ничего не получится, но есть всё же и миграционные службы, и местные власти, и прочие органы, и есть люди, которые занимаются, скажем мягко, трансферами иностранных работников, с которыми можно обсуждать и решать возникающие проблемы после сокращения рабочих мест. Наверное, это может служить некоторым регулятором потребности в дополнительной трудовой миграции, и необходимость поиска занятости находящихся тут работников как-то снизит численность новых партий. Во всяком случае, хотелось бы.

Еще больше хотелось бы, чтобы вполне разумная мера, принятая правительством, что само по себе не такой уж частый случай, не превратилась в дополнительные возможности для контролирующих органов для конвертации функций в привычную денежную форму. Понятно, что это романтический подход, но вдруг. Последние дни показывают, что бывают разные неожиданности.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир