Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Я против закона о запрете курения. Хотя бы потому, что он не работает. Во-первых, курить меньше никто не стал. Просто теперь люди покупают более дорогие сигареты и курят в странных местах. Во-вторых, во всех, кажется, странах, кроме Финляндии, этот закон уже обошли со всех возможных сторон. (Афины, при всей моей любви, законопослушны до смешного. Если светофор не работает — водитель будет стоять на месте, даже если ожидании полиции займет неделю).

В Дании в барах (меньше 75 м) курят. В клубах тоже курят — в очень символических будках из пластика. В Берлине курят почти везде. В Вене — везде. В Португалии — даже на стадионах.

Если в последнее время курить было обычно, то теперь опять модно. Почти революция.

В аэропортах везде есть комнаты для курящих. В России их демонтировали — редчайшее коварство и откровенная подлость. И феерическая несправедливость. Они никому не мешали.

И вот теперь депутаты призывают граждан фотографировать или снимать на видео соседей, которые курят в «неположенном месте». То есть в подъезде.

Я курю. И я хочу крови тех, кто закрыл курительные в терминалах.

Но я поддерживаю эту историю с подъездами.

Потому что пепельницы из консервных банок и мужики в тапках на лестнице — это убогость.

Это всё последствия коммунального жития, когда в одной комнате теснились мать с отцом, сынуля с молодой трижды беременной женой, красавица-дочка и бабушка-старушка, спящая за стиральной машинкой. И вот они ходили поэтому курить в подъезд, в своих майках-алкашках и растянутых тренировочных.

Если ты не можешь себе позволить курить дома — не кури тогда. Равно как и не женись, если негде жить. И тем более — не рожай детей.

Или уже женись и рожай, и все пусть начинают курить прямо с детства.

Но я ничего не хочу знать о чужом быте, который вываливается на лестницы вместе с запахом дешевого табака.

Никто в Европе не курит в подъездах. Ни в одном сквоте, ни в едином модном и дорогом лофте нет этих пепельниц на этажах. Это неприлично.

Даже если люди сами не курят, то просто невозможно, чтобы гостей погнали на улицу с сигаретами. Есть вежливость. Хозяин принимает на себя неудобства. Тем более что запах табака выветривается за час.

Вся эта нелюбезность — она тоже из СССР. Из времен, когда хорошие манеры считались признаком загнивающей буржуазии.

Хотя, с другой стороны, предложение снимать своих соседей — оно странное. Да и все эти народные антикурительные дружины, все эти гражданские аресты и доносы — это тоже как будто из СССР. 

В США, например, есть разумный способ решения таких конфликтов.

(В свое время писатели юмористы вроде Михаила Задорного высмеивали американцев за то, что те подают в суд на соседей. Если, например, сосед долго не стрижет газон. Безусловно, лучше этот газон спалить — радикально и со вкусом.)

Так вот, если ты работаешь в офисе, а твой сосед, допустим, не пользуется дезодорантом и плохо пахнет, то ты анонимно жалуешься менеджеру и тот просит соседа использовать дезодорант. Потому что, если честно, мало кто рискнет сказать человеку в лицо — ты воняешь.

Некто в офисе, где служит моя знакомая, пожаловался, что она слишком громко хрустит морковкой во время ланча. Да, идиотизм. Но мало ли что мешает человеку сосредоточиться. Мы все сходим с ума по-своему.

Важно, что всё это анонимно. А люди, бросающиеся на своих соседей, как папарацци на голых знаменитостей, — это совсем другая история.

И проблема не столько в том, что у нас называют стукачеством. Да, наши родственники еще помнят, как замирало сердце, когда ночью во дворе останавливался автомобиль.

Но удерживать в голове философию зоны, возможно, не самое разумное. Если соседи торгуют наркотиками или муж бьет жену — скорее всего, это не только их личное дело. А если пьяный в лоскуты друг соседей считает, что ему можно ногами бить наши почтовые ящики (случай из жизни), то плевать мне, хороший ли он парень, когда трезвый. Пусть расплачивается.

Проблема в том, что чиновники предлагают людям идти на открытый конфликт. А им ведь потом вместе жить. Потому что курение в подъезде — это просто неаккуратно, это не уголовное преступление. Здесь нет надобности рисковать здоровьем и отношениями.

Вообще это заявление (депутата Людмилы Стебенковой) предполагает, что человеческих отношений между соседями нет. И что пока одни курят по старой привычке прямо в трусах на лестничной клетке, другие прыгают на них с камерой — и бегут в полицию. Звучит немного дико, если честно. Кроме того, снимать посторонних людей без их согласия — правонарушение. Была надежда, что хоть депутаты в курсе.

Да и вообще размах этого антикурительного закона поражает. Нельзя курить не просто на вокзалах (к примеру), а еще и в 15 м вокруг него. Почему? Потому что они могут? Чтобы походило на настоящий шовинизм? Cкамейки для некурящих? Запретить браки курящих и некурящих? 

Опять получаются карательное милосердие — в лучших тоталитарных привычках.

Уже прямо мерещится скрежет дверей товарных вагонов, куда плотно трамбуют курящих и везут трое суток — без единой сигареты. Стоны и плач. Поезд скрывается в лесу. Туман. The End. 

Комментарии
Прямой эфир