Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Джулианна Мур: «Белые вороны» жили и будут жить среди нас»

Лауреат «Золотого глобуса» — о фильме «Телекинез» и актуальности романов о социальной изоляции
0
Джулианна Мур: «Белые вороны» жили и будут жить среди нас»
Фото: REUTERS/Mario Anzuoni
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российский прокат выходит триллер «Телекинез» режиссера Кимберли Пирс («Парни не плачут», «Война по принуждению»). Фильм снят по роману Стивена Кинга «Кэрри». Лауреат премий «Эмми» и «Золотой глобус» Джулианна Мур играет в картине роль психически больной матери главной героини, 16-летней ученицы средней школы (Хлоя Морец). Корреспондент «Известий» Галя Галкина встретилась с актрисой после презентации фильма в Лос-Анджелесе.

Почему вы решили принять участие в «Телекинезе»?

— А вы знаете, почему соглашаетесь на ту или иную работу? (Смеется.) На этот раз меня захватила история, я большой фанат Стивена Кинга. К тому же Кимберли Пирс очень «актерский» режиссер, ей нравится не просто работать с актерами, но и проводить с ними свободное время, чтобы лучше их узнать и понять. Считаю, это очень ценное качество для режиссера. 


Вы видели «Кэрри» Брайана Де Пальмы 1976 года создания?

— Да, фильм вышел, когда мне было 15, и произвел на меня большое впечатление. Но «Телекинез» — это не римейк «Кэрри», а просто другая интерпретация романа Кинга. 

Расскажите про свою героиню, Маргарет Уайт.

— Она была изгоем в своей семье. Родные считали ее чудачкой и даже извращенкой, подвергали остракизму. В результате она стала поклонницей религиозного культа, но разочаровалась в нем из-за его либерализма. Она покинула секту не одна, а с союзником-мужчиной, с которым создала свою собственную религию. А потом ее спутник умер, она осталась беременной, рожала в одиночестве.


Ее биографию я использую очень свободно. Как, к примеру, может реализоваться желание острых ощущений? У Маргарет это происходит через членовредительство, в качестве самонаказания. Она старается обратить дочь в свою веру, привить ей зависимость от подобных действий. Кэрри сопротивляется, аргументирует свое мнение тем, что в Библии ничего об этом не сказано. Но Маргарет ее собственные болезненные фантазии кажутся единственно возможной реальностью.

Ваш фильм — об издевательствах над «особыми» людьми и о страшных последствиях их реакции. У вас был опыт «белой вороны»?

— Как такового — нет, но, работая над ролью, я много размышляла над этой проблемой. Думаю, актуальность романа Кинга в том, «белые вороны» как жили, так и будут жить среди нас. «Кэрри» — это трактат о последствиях социальной изоляции, о том, что происходит с теми, кто подвергся остракизму, а также с теми, кто их этому подверг.

Причина подобного поведения вполне объяснима: дети еще не вполне осознают свои отличия, хотят быть как все, ищут себе подобных, стараются примкнуть к большинству. Только очень смелые дети могут противостоять массе или поддержать того, кто от нее отличается. 

У вас очень сложная роль. Не опасались за свое психологическое и физическое здоровье?

— Я больше волновалась за Хлою Морец — у нас с ней много «членовредительских» сцен, и я не хотела причинить ей боль. Хлое было 15, когда снимался фильм, она ровесница моему сыну. Подростки в этом возрасте больше не держат нас за руку, как в детстве, но это еще не значит, что они стали взрослыми. Я заботилась о Хлое во время съемок, обнимала и целовала ее, как ребенка, потому что она и есть ребенок. Мы не должны относиться к подросткам, как ко взрослым, до тех пор, пока они действительно не станут ими. Иначе мы или они можем попасть в беду.


При работе над образом вы ставили себе сверхзадачу?

— Для меня главное, чтобы вы поверили мне, когда будете смотреть фильм. До тех пор, пока вы мне верите, я права, что бы я ни делала (смеется). А чтобы увлечься самой, я всегда ищу захватывающую историю. И никогда не боюсь трудностей при ее воплощении: чем сложнее, тем интереснее. Если мой персонаж делает что-то специфическое — например, катается на роликовых коньках, то значит, и я буду учиться кататься.

Трудно ли сниматься в фильме, где вам надо выглядеть намного хуже, чем в жизни?

— Никому не хочется выглядеть уродливым, и я не исключение (смеется).

Вы упомянули о сыне, и у вас еще есть дочь. Вы разрешите им смотреть «Телекинез»?

— Сыну разрешу — ему уже 15, а дочери только 11, так что ей еще рановато. Однако это очень поучительная история для подростков, которые отличаются нетерпимостью к тем, кто выглядит и думает иначе. И хороший повод для обсуждения этой насущной проблемы.


Какой вы были в 15-16 лет?

— Я была совершенно обычной девочкой, и у меня было четыре бойфренда. Все они были старше меня и соответственно окончили школу раньше. Когда пришло время выпускного балла, оказалось, что мне некого пригласить, и я попросила моего брата составить мне компанию (смеется).

Кого вы играете в фильме Сергея Бодрова «Седьмой сын», который выходит в прокат в январе?

— Я играю Мэлкин — зловещую ведьму, которая владеет магией крови. Ее посадили под стражу много веков назад. Но в результате она сбегает из тюрьмы и жаждет мести.

О какой роли вы мечтаете?

— Я никогда не мечтаю о роли, а ищу их среди тех, что мне предлагают. Всегда так делала, и это срабатывало (смеется).

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...