Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Совфед хочет вернуть прокурорский контроль над следствием

Сенаторы подготовили для генерального прокурора предложения по изменению структуры силовых ведомств
0
Совфед хочет вернуть прокурорский контроль над следствием
Фото: Сергей Каптилкин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Генеральная прокуратура должна получить больше власти над Следственным комитетом. Об этом будут говорить 18 ноября на встрече спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко с генеральным прокурором Юрием Чайкой и зампредседателя Верховного суда Анатолием Толкаченко. В рамках парламентских слушаний сенаторы и силовики обсудят вопросы совершенствования уголовного законодательства и деятельности правоохранительных органов. В частности, сенаторы станут предлагать повысить ответственность генерального прокурора в России в части надзора за законностью в Российской Федерации.

Как рассказал «Известиям» собеседник в верхней палате парламента, с основным докладом к силовикам будет обращаться первый зампредседателя комитета СФ по конституционному законодательству Алексей Александров, главной темой его выступления станет просьба к правоохранительным органам вернуть прокурорский надзор на предварительном следствии. 

— Следователь должен быть поднадзорным, а не подчиненным прокурору. Исполнители передернули эту ситуацию и подменили прокурорский надзор неким процессуальным контролем, который никаких объективных вопросов по оценке следователя в сфере соблюдения законности при расследовании конкретного уголовного дела не несет. Это была ошибка. Теперь нам нужно эту ситуацию привести в порядок и вернуть прокурорский надзор на предварительном следствии, — считает Александров.

Возможность прокурорского надзора на предварительном следствии была утеряна еще в январе 2011 года — тогда по инициативе Дмитрия Медведева Следственный комитет отделили от Генеральной прокуратуры. До этого момента прокуроры были наделены серьезными полномочиями в сфере надзора: они всегда имели право отменить постановление следователя о возбуждении уголовного дела и могли своим постановлением восстановить расследование приостановленного или прекращенного дела. В компетенции обвинителей входила возможность запросить на любой стадии расследования уголовного дела материалы, если к ним обращались потерпевшие, обвиняемые или подозреваемые.  По итогам чего прокурор давал письменное указание следствию, признавая жалобу обоснованной или необоснованной.

Первый генеральный прокурор РФ (1991–1993) Валентин Степанков пояснил «Известиям», что в те времена, когда Генпрокуратура выступала органом надзора за следствием, это положительно влияло на качество расследования.

— Когда следствие было в прокуратуре, прокурор был вправе передать уголовное дело от одного следователя к другому, из одного подразделения в другое. Гособвинители могли создавать следственную группу. Теперь же начальник СК сам рассматривает жалобы, проверяет объективность расследования, изучает жалобы обвиняемых и потерпевших. А это влияет на состязательность процесса, ведь должна быть состязательность не адвоката и прокурора в суде, а со стадии расследования, — рассказывает он.

Получить оперативный комментарий от Генеральной прокуратуры «Известиям» не удалось.

В пресс-службе МВД «Известиям» пояснили, что глава ведомства Владимир Колокольцев не сможет присутствовать на парламентских слушаниях из-за рабочей поездки.

— МВД России направит на данное мероприятие одного из своих представителей. В случае предоставления cлова спикеру от министерства мы намерены высказать свою позицию по заявленной теме. Мы всегда поддерживаем совместную и синхронную работу с Советом Федерации РФ по вопросам совершенствования уголовного законодательства и деятельности правоохранительных органов, — отметили в ведомстве.

Помимо этого в министерстве рассказали «Известиям», что представители ведомства планируют на парламентских слушаниях обсудить вместе с сенаторами меры по совершенствованию законодательства в сфере профилактики и противодействия экономическим и коррупционным преступлениям в сфере банковской деятельности, жилищно-коммунального хозяйства, хищению денежных средств с использованием высоких технологий, экстремизму, незаконному обороту оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ. 

Сенатор Анатолий Лысков считает, что из-за выделения Следственного комитета в уголовном процессе возник дисбаланс между полномочиями руководителей следственного органа и прокурорами.

— Когда мы выделяли Следственный комитет и наделяли полномочиями руководителей СК, то рассчитывали на то, что они в полном объеме заменят прокурора в такой форме расследования, как предварительное следствие. А получается много изъянов, нужно устанавливать баланс, — отметил он. — Я тут предпочитаю не говорить, а делать. Уже внес два законопроекта на эту тему, но они уже пять лет лежат в Думе, потому что некоторые политики не созрели для таких решений.

Оперативник Анатолий Брылев, который в начале 1980-х годов вел следствие по громкому делу о пропаже бриллиантов дрессировщицы тигров Ирины Бугримовой заявил «Известиям», что не видит смысла в прокурорском надзоре над следствием.

— Понимаете, он и сейчас существует. Смысла в нем нет никакого, он не помогает. Есть смысл только поборы брать, одни поборы, которые делят на всех от «а» до «я», — утверждает он.

Кроме того, сенатор Александров добавил, что на слушаниях будет рассказывать о низком уровне профессиональной подготовки следователей. По его словам, сейчас Ассоциация юристов России совместно с Министерством юстиции разрабатывает рейтинг вузов, которые по своим показателям готовят высококвалифицированных специалистов. Те учебные заведения, которые не попадут в рейтинг, возможно будут обязаны пройти переаттестацию, чтобы подтвердить свою возможность предоставлять полноценное юридическое образование.  

Комментарии
Прямой эфир