Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Петя и Волк» 77 лет спустя

В Московском театре кукол придумали продолжение знаменитой сказки Прокофьева
0
«Петя и Волк» 77 лет спустя
Фото предоставлено пресс-службой театра
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Симфоническая сказка Сергея Прокофьева была написана в 1936 году по заказу Натальи Сац, чтобы познакомить детей со звучанием музыкальных инструментов, и с тех пор стала хитом во многих музыкальных театрах. Но для полноценного спектакля «Петя и Волк» коротковат, и обычно его объединяют с другими произведениями — с прокофьевским же «Гадким утенком», как в «Новой опере» и Театре Покровского, или «Карнавалом животных» Сен-Санса, как в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко.

Но в Московском театре кукол, куда два года назад пришла новая творческая команда, решили пойти другим путем и придумать сиквел этой истории. Строго говоря, такие опыты уже были: в 2004 году по заказу Российского национального оркестра и Кента Нагано французский композитор Жан-Паскаль Бейнтус написал продолжение сказки Прокофьева «По следам волка», в ее записи принимали участие Михаил Горбачев, Билл Клинтон и Софи Лорен, и диск даже получил премию Grammy. 

Директор Театра кукол Григорий Папиш предложил написать сиквел композитору Петру Поспелову. А тот заметил, что в партитуре «Пети и Волка» есть два инструмента, которым не досталось ролей, — это труба и тромбон. И предположил, что композитор просто «зарезервировал» их для продолжения, которое почему-то не написал. Теперь к прежним героям сказки присоединились Кит и Черепаха. Откуда в лесу появились эти морские животные, синопсис не сообщает. Да и вообще в этом сюжете есть много вещей, не поддающихся логическому объяснению и напоминающих о театре абсурда.

 Но зато для режиссера Вячеслава Игнатова тут открылся небывалый простор для реализации фантазий. Абстрактные декорации — передвижные платформы — выполнены в духе конструктивизма, а вместо традиционных кукол тут большие каркасные макеты, напоминающие ходячие скелеты, которых дети порой пугаются. Такое решение сам режиссер объясняет необходимостью держать некую дистанцию условности, стимулировать воображение зрителей, а не иллюстрировать сказку в лоб. 

 Не обошлось и без любимого Игнатовым театра теней, который тут устраивают в животе у кита, проглотившего не только героев сказки, но и весь оркестр. Главный аттракцион спектакля — игра «Угадай мелодию». Чтобы спасти музыкантов из китовьего чрева, дети должны правильно назвать все звучащие инструменты. А помогает им в этом дирижер  Александр Жиленков, которому пришлось освоить (и очень успешно) еще и роль рассказчика.

Постановка симфонической сказки в Театре кукол — задача нетривиальная. Нужно раздобыть оркестр, где-то его разместить, научить актеров работать в согласии с музыкой. А если это наполовину новое произведение, процесс усложняется вдвойне. К тому же авторы предложили совершенно необычное прочтение прокофьевской сказки, которое многих смутит или даже возмутит. Но милых утренников в наших кукольных театрах — пруд пруди, а вот авангардного спектакля, пожалуй, нет ни одного.

 Во всем мире кукольный театр давно перестал быть исключительно детским развлечением и перешел в категорию визуального искусства, в котором работают такие мэтры, как Филипп Жанти, Жорди Бертран, Резо Габриадзе. В России значимые опыты в области кукольного театра случались в основном в провинции.

В Санкт-Петербурге интересно работала Мастерская Руслана Кудашова и театр «Кукольный дом», а в Москве делал что-то нестандартное и развивал язык кукольного искусства только крохотный театр «Тень», год из года собиравший урожай «Золотых масок». Теперь у них появились конкуренты — храбрые, амбициозные, не боящиеся ломать стереотипы.        

Комментарии
Прямой эфир