Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Приключения материнского капитала в России потихоньку продолжаются. Напомним, что в августе Минфин, реализуя указания по оптимизации бюджетных расходов, заявил  о необходимости приостановить (вначале прозвучало слово «свернуть», но, видимо, в силу невысказанной радости населения старшие товарищи поправили) ежегодную 300-миллиардную программу, заменив ее на адресную помощь бедным семьям.

Теперь Минтруда предложило новую идею: с 2017 года материнский капитал можно будет вложить в собственный бизнес. Идею поддержала вице-премьер Ольга Голодец, против выступили представители Минэкономразвития. Их резоны о рискованности подобного шага, кстати, вполне обоснованны. И дело не только в отсутствии предпринимательского опыта, о чем говорили мэровцы.

Дело в самом деловом климате и условиях для развития малого бизнеса. Пока нет никаких сигналов о том, что ситуация будет хоть как-то улучшаться. Сети и монополисты продолжают методично закатывать своих мелких конкурентов по всем направлениям, кредитная политика в этой области не меняется в лучшую сторону, скоро СК вернут право самостоятельно возбуждать дела по налоговым нарушениям. Понятно, кто первый попадет под ощип. Административные оброки никуда не делись и не денутся. В общем, не стоит перепевать некрасовский перечень из цикла «кому на Руси жить хорошо, а кому не очень».

Возможно, вице-премьер знает что-то, чего не знаем мы: о революционных подвижках в условиях для развитии малого бизнеса, которые предполагается осуществить к 2017 году. Чтобы обсуждаемая возможность поспела, как яичко к Христову дню. Тем более что в информированности Ольги Голодец все смогли убедиться в недавней истории с отставкой главного санитарного врача, который напрасно усомнился в ее компетентности. Но тут всё же задачка будет посложнее почти любой (написал «любой», но передумал) отставки.

Вспомним, что пока материнский капитал можно потратить на улучшение жилищных условий, образование ребенка, а также на накопительную пенсию матери. Всё это можно представить как инвестиции в будущее ребенка. Доходный бизнес родителей (если такое чудо случится) мог бы не только увеличить эти инвестиции, но и отчасти решить для самих родителей пенсионную проблему. Можно достаточно уверенно предположить, что все упражнения в формулах пенсионных расчетов и моделей пенсионной системы этой проблемы не решит. Денег нет и взяться им неоткуда. Так что спасение мечтающих — дело рук самих мечтающих.

Но это всё пока предположение гипотетическое: чтобы появилась возможность использования в бизнесе материнского капитала, требуется, чтобы принципиально изменились условия для ведения малого бизнеса, родители подошли ответственно к использованию целевой помощи государства (а это тоже, увы, никак не гарантировано) и т.п. По последней причине — далеко не всеобщей родительской ответственности — возможно и стоит оставить фиксированным целевое назначение использования субсидии. В этом смысле и контроль за целевым расходованием со стороны государства будет не лишним. Это не отменяет системной проблемы избыточного государственного контроля над экономикой и не только над ней, речь только о том, чтобы предназначенные для нужд семьи деньги не уходили в сторону.

Еще один вопрос связан уже не с тем, на что должен идти материнский капитал по видам расходов, а то, для чего он должен расходоваться в смысле результатов. Материнский капитал — это одна из системных мер по стимулированию роста рождаемости, или, иначе говоря, для улучшения демографической ситуации.

По данным Росстата, демографическая ситуация в 2013 году продолжала улучшаться, хотя и не такими темпами, как в 2012-м. В частности, в январе–июле 2013 года уровень рождаемости вырос почти на 1% и смертность уменьшилась примерно на столько же. Следующие несколько лет ситуация будет оставаться без существенных изменений, но затем снова может наступить спад — из-за низкого уровня рождаемости в 1990-е годы.

В этом смысле занятие бизнесом — вовсе не первоочередная мера для стимулирования компенсации от ожидаемой демографической ямы. Государству придется в любом случае продолжать стимулировать рост рождаемости, и, видимо, не только за счет материнского капитала.

Здесь важно понимать, что привлечение трудовых ресурсов в виде внешней миграции и контроль над демографической динамикой собственного населения — задачи несколько разные, хотя и взаимосвязанные. И одно никак не может заменить другое. Особенно при существующем критическом соотношении легальной и нелегальной миграции. Проблема эта общая для всех развитых стран, но в России с ее уровнем коррупции соотношение совсем уж печальное. Прирост численности рабочих рук за счет легальной миграции никак не отменяет необходимости стимулирования роста рождаемости в титульных группах населения. Это вовсе не национальный вопрос, это вопрос нации как общности по принадлежности к определенному государству. Хорошо бы это не путать. 

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир