Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Юрий Башмет: «Власть — тоже не черт рогатый»

Знаменитый альтист и дирижер — о своем фестивале в Ростове, фраке Лужкова и о том, почему не надо ругать власть
0
Юрий Башмет: «Власть — тоже не черт рогатый»
Фото: Светлана Мальцева
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В рамках I Международного музыкального фестиваля в Ростове-на-Дону Юрий Башмет открыл образовательный центр своего имени. Об особенностях форума на родине маэстро рассказал корреспонденту «Известий». 

— Как появилась идея этого фестиваля?

— Я как раз сегодня понял, что фестиваль сложился не потому, что я здесь родился, а потому, что пришло время. Мой город созрел, чтобы переварить крупный фестиваль. Формально я — ростовчанин, но уехал отсюда в возрасте пяти лет. Помню как однажды, еще давно, я выступал в этом же зале филармонии с сольным альтовым концертом. В зале было буквально пять человек. Но я все равно решил играть, подумал — ничего, значит, я еще не дорос, город не дорос.

С тех пор я неоднократно бывал в Ростове, но потребовалось 55 лет, чтобы по-настоящему вернуться. Я не очень хорошо знаю город, но помню дом, тропинки, помню, как мы катались на медленно проходящих поездах рядом с депо. Как переживали родители, а мы на ходу прыгали на ступеньки. Помню, как тащили огромную рыбу на носилках — по сегодняшним меркам мы были браконьерами. Как бедно жили — что называется, на одну зарплату. И как на подоконнике стоял ужасный продукт, который меня заставляли есть по одной большой ложке. Знаете, что это было? Черная икра. Я ужасно не любил ее за запах рыбы. Помню, как мы носились вокруг дома и он всегда казался мне огромным. Позже я пытался его найти, но дважды прошел мимо.

Юрий Башмет: «Власть — тоже не черт рогатый»

— Как будет функционировать ваш образовательный центр?

— Мы планируем открыть образовательные центры в четырех городах на базах федеральных школ-десятилеток. Первый открылся в Ростове. Потом начиная с октября заработают центры в Екатеринбурге, Новосибирске и Казани. К этому проекту я долго шел. Наша задача в том, чтобы выявлять таланты на раннем этапе и помогать им. Зачем? Мы хотим быть лучше, мы живем в России и мы — патриоты. Мы должны заявлять о себе с позитивной точки зрения, а не ругать все, что есть. Прежде всего родители должны быть довольны, что их ребенок увлекся чем-то высоким, а не болтается по улицам. Если ребенок увлечется музыкой, живописью, историей, даже коллекционированием марок — всем будет лучше. И конкретной семье, и будущему гражданину страны. А если потом сложится музыкальная семья, то душа будет спасена от криминала и повседневности. Как говорил Сергей Михалков: «Сегодня это дети, а завтра — народ».

Юрий Башмет: «Власть — тоже не черт рогатый»

— Преподавать в центрах будут музыканты со всего мира?

— Да, как российские, так и ведущие зарубежные педагоги. Сейчас мы создаем то, после чего наши власти поймут, что такое образование необходимо поддерживать. Ведь власть — тоже не черт рогатый. Наоборот, хорошие люди. Не нужно их ругать. Тем более что без их поддержки мы не смогли бы осуществить все задумки. Я, например, могу приехать за свой счет и сыграть концерт без гонорара. Но не прилетит ведь японка из Токио с тремя пересадками играть бесплатно только потому, что она любит Юрия Абрамовича? Один раз — может быть, но второй — вряд ли. И даже при полном зале стоимость билетов не покроет билет японки, ее отель и гонорар, пусть даже очень скромный. Чикагский симфонический оркестр стоил Москве $1 млн. Нам проще — даже о десятках тысяч речь не идет, ведь оба моих оркестра получают зарплату в Москве.

— К слову, о ваших оркестрах. И «Новая Россия», и «Солисты Москвы» прекрасно играют как под вашим управлением, так и без вас. Приходится ли вам быть с ними жестким?

— Я не стал бы разделять дирижеров на демократов и тиранов. У нас с музыкантами хорошие, уважительные рабочие отношения. Но если я вдруг ощущаю расхлябанность на сцене — неважно из-за чего: человек может устать, недоспать, то потом бываю довольно резок. Как правило, музыканты сами это чувствуют. Сейчас, например, я не вызываю никого к себе на ковер, хотя во время концерта несколько раз обратил внимание на одного участника. При повторе он «проснулся» и включился на сто процентов. Может быть, слушатель разницы и не заметит. Но самое важное сделать так, чтобы первый поход человека на концерт классической музыки не стал последним.

Юрий Башмет: «Власть — тоже не черт рогатый»

— При этом в ваших программах много и современной музыки.

— Я успел сыграть 52 концерта, посвященных мне, написано же их еще больше, и уже есть своеобразная очередь. Бывает, что так обнаруживаются настоящие шедевры — Шнитке, Губайдулина, Канчели, Александр Чайковский. Вообще на любом концерте должно быть что-то серьезное, чуть выше уровня слушателей. Но некоторые доходят до маразма и исполняют какие-нибудь красивые восемь тактов, повторяющиеся в течение 45 минут. Я видел, как люди группами уходили с такого концерта.

— Но вернемся к теме государства. Незадолго до начала фестиваля министр обороны Сергей Шойгу обязал всех участников Общественного совета Минобороны впредь являться в форме. Вам уже удалось примерить свою? 

— Пока нет, хотя мне звонил представитель, спрашивал размеры и предпочтения. Я сказал, что мне нравится такая форма, как у Шойгу, на нем она прекрасно сидит. Хотя моя привычная форма — конечно, фрак. Однажды наше правительство было приглашено в Лондон на королевский прием, и условием дресс-кода как раз был фрак. Я находился там на гастролях, и для меня фрак был чем-то обыденным вроде джинсов. Прекрасные фраки были на Путине, Кудрине. Но самый невероятный был у Лужкова.

Юрий Башмет: «Власть — тоже не черт рогатый»

— А как вы воспринимаете современную тенденцию к объединению коллективов? Скажем, идею Национального центра искусств Валерия Гергиева и проект городской администрации Санкт-Петербурга «Опера — всем»?

— У Гергиева уже много наработок. Достаточно представить результаты его деятельности в Роттердаме, Нью-Йорке, Мюнхене и, главное, Мариинском театре, который теперь особенно славится именно как оперный. То, что сотворил Валера, — потрясающе. Поэтому, если объединение случится под его крылом, не сомневаюсь, он все осилит. Но вот если речь о ком-то другом — думаю, не стоит. Мы все прекрасно понимаем: чем больше, тем хуже. Что заставляет людей в этой ситуации объединять коллективы — для меня загадка. Уж лучше маленькое хозяйство, в котором все будет отлично работать. Единственное хорошее объединение — радиостанции, где есть свой симфонический оркестр и хор. Это очень удобно: одна организация помогает осуществить все задумки. Нужен мне, скажем, «Стикс» Канчели во Франции или Германии — я иду на радио, где все будет легко организовать. 

— Фестиваль проходит в рамках вашего юбилейного года. Что бы вам хотелось осуществить к следующей круглой дате?

— Во-первых, хотелось бы до нее дожить. Потому что этот юбилейный год оказался очень непростым. Много было больших туров — и Гонконг, и Сеул, и Япония, и Австралия. Еще один подарок — что фестиваль в Ростове-на-Дону станет ежегодным. И мне кажется, это очень вовремя.

Юрий Башмет: «Власть — тоже не черт рогатый»

Казак Башмет 

Первый фестиваль маэстро на родине получился концентрированным: три концерта, несколько мастер-классов, старт образовательного центра, прослушивания во Всероссийский юношеский оркестр и творческая встреча. Вся программа, обычно растягивающаяся на неделю, в Ростове-на-Дону уместилась в три дня. 

Вероятно, такого количества Юрия Абрамовича город еще не видел. На фасадах Ростовской консерватории и областной филармонии разместились огромные баннеры, на центральных улицах — перетяжки, и даже по местным ТВ-каналам то и дело возникал маэстро Башмет. Хотя, кажется, аншлаг и так был обеспечен: в Ростове классическую музыку явно любят.

Музыкальную программу форума выстроили максимально разнообразно: вечер симфонической музыки с «Новой Россией», камерная программа с участием Кати Сканави, Алены Баевой и Клаудио Бооркеса и закрытие с «Солистами Москвы». Все три вечера маэстро Башмет не выпускал из рук альт: для открытия, помимо знаменитых увертюры к опере «Сорока-воровка» Россини и Концерта для скрипки с оркестром Иоганнеса Брамса (солировала Маю Кишима, Япония), была выбрана симфония с солирующим альтом Берлиоза «Гарольд в Италии». Во второй день Юрий Башмет принял участие в двух трио Брамса, заменив альтом валторну и кларнет. А в третий — исполнил солирующую партию в Концерте для альта, струнных и basso continuo Телемана.

Особенным успехом у публики пользовались бисы: как говорит сам маэстро — улыбки слушателям. А вот к многочастным сочинениям публика оказалась не готова: то ли по привычке, то ли из особой любви к вновь обретенному ростовчанину слушатели аплодировали в каждой возникающей паузе. Изюминкой программы заключительного вечера стал Contrafactus давнего друга маэстро Башмета — Джованни Соллима — для флейты и струнного оркестра. Виртуозную партию флейты исполнил итальянец Массимо Мерчелли. Бисы последнего вечера также отличились оригинальностью: сакраментальное Grave из альтового концерта старинного композитора Бенда и ироничная полька из «Ревизской сказки» Шнитке. Результатами форума маэстро явно остался доволен, так что еще до конца первого фестиваля со сцены было объявлено: второму фестивалю быть.

Комментарии
Прямой эфир