Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Общество
Вся актуальная информация по коронавирусу ежедневно обновляется на сайтах https://стопкоронавирус.рф и доступвсем.рф
Происшествия
Следствие выдвинуло новую версию убийства рэпера Картрайта
Мир
США дали гарантии в случае экстрадиции Ассанжа из Великобритании
Мир
Источник назвал неподтвержденными данные о беспилотнике Bayraktar в Донбассе
Общество
Сбежавший из психбольницы член банды Басаева объявлен в федеральный розыск
Мир
Комиссия сейма Латвии одобрила запрет георгиевских ленточек
Мир
СКР с 2014 года возбудил более 460 уголовных дел по событиям в Донбассе
Политика
В ГД внесли проект о штрафах за отождествление СССР и нацистской Германии
Мир
Путин проведет переговоры с президентом Финляндии 29 октября
Общество
В Ленинградской области ужесточили ограничения по коронавирусу
Мир
В МИД России назвали неприемлемыми действия США по делу о «Совфрахте»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Глава Министерства экономического развития Алексей Улюкаев назвал два основных драйвера российской экономики на ближайшие три года. Это внутренний спрос и активизация инвестиционной деятельности. По прогнозу Минэкономразвития, экономика будет расти на 3–3,3% в год — с учетом заморозки тарифов естественных монополий в 2014 году. Сегодня рост определяется в основном потребительским спросом на фоне отрицательной динамики инвестиций. Так что теперь ведомство надеется на второй могучий локомотив в виде вышеупомянутых инвестиций.

Конечно, хорошо было бы заодно познакомиться с их структурой и приоритетными секторами внутреннего потребительского спроса. В том числе с предполагаемой долей иностранных инвестиций. Иностранный инвестор — субъект несознательный, ему трудно объяснить, что так надо, что все будет хорошо и что серьезные люди рекомендуют соглашаться. Более того, времена теперь динамические, даже если кажется, что ничего не меняется, то все может оказаться не совсем так. Проще говоря, и не всякий внутренний инвестор сможет быстро соответствовать пожеланиям властей. Чтобы далеко не ходить за примерами — заморозка монопольных тарифов (дело-то, повторимся, хорошее) тем не менее дает основательный повод, и юридический, и моральный, для сокращения инвестиционных программ, финансируемых либо полностью, либо долевым участием за счет ведущих монополий. Получается как в старинной детской игре — «да» и «нет» не говорите, черного и белого не берите, плюс современное дополнение: барышня прислала сто рублей, да все они куда-то подевались.

Так что гарантии — и экономические, и политические, и, что в наших условиях особенно важно, административные — потребуются достаточно основательные. И не только иностранным, но и, видимо, внутренним инвесторам. Чтобы убедить первых начинать возвращать капитал в Россию, а вторых — снизить темп вывода «окэшенных» активов.

Все это необходимо делать вне зависимости от того, насколько дружелюбно будет вести себя лучший друг и надежда российской экономики — товарищ баррель. Любопытно, кстати, что озвученная Алексеем Улюкаевым программа Минэкономразвития впервые не на риторическом, а на вполне официальном уровне признает, что дорогой наш баррель больше не может быть основным локомотивом национальной экономики.

Ну то есть разговоры на эту тему ведутся, можно уже сказать, годами, и как принято говорить, все всё понимают, и словосочетание «структурная перестройка экономики» можно уже давно высечь в граните, или в чем там теперь следует высекать. Только на практике это оставалось разговорами. Теперь вот предлагается всерьез рассматривать и внутренний спрос, и системные инвестиции. Пусть хотя бы на уровне программы, но как-никак программы официальной. Хотя и, как было отмечено выше, не совсем конкретной и по направлениям, и по источникам капвложений (или финансирования — кому как нравится).

То, что нефтегазовых денег не хватает, — новость не этого и не прошлого года. Как только после кризиса кончились дешевые западные кредиты, кончился и этот замечательный бизнес: взять (условно) под 6–8%, а продать по 16–18%. Конечно, приятное занятие, но не бесконечное. После того как стало понятно, что этот источник уходит безвозвратно, и появилась необходимость в замене этой части доходов. Но был «кудринский» запас, нефть и газ шли по хорошей цене, и хотя необходимость оставалась, как-то всё по привычке откладывалось.

Сейчас, похоже, откладывать некуда. Это, собственно, никем и не оспаривалось, и не оспаривается. Но просто как-то ничего не делалось. Собственно, судить окончательно о планах Минэкономразвития тоже стоит в процессе реализации. Поскольку ведомство разработало меры, а уж в каком виде и объеме их реализовывать, решать будут выше. Тем более что вовсе не в экономическом ведомстве могут дать необходимые административные и прочие гарантии, о необходимости которых никогда не говорили большевики, зато все время говорили инвесторы.

А пока по-прежнему мы надеемся на тебя, наш старый товарищ баррель.     

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир