Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Великий и Могучий

В БДТ имени Товстоногова начались медленные перемены к лучшему
0
Великий и Могучий
Фото: bdt.spb.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Один из патриархов театрального Петербурга художник Эдуард Кочергин выпустил новый том мемуаров «Записки планшетной крысы». Книга целиком посвящена его работе в Малом театре оперы и балета, Ленинградском театре драмы и комедии, Театре имени Комиссаржевской и, конечно, в Большом драматическом театре, где он служит главным художником уже более 40 лет. Воспоминания о соратничестве с Георгием Товстоноговым написаны в виде монологов перед памятником легендарному режиссеру. Кочергин с горечью признается своему безмолвному собеседнику Медному Гоге, что былая слава Большого драматического растворилась без следа. Разоренный театр вынужден скитаться по домам культуры, пережидая длительную реконструкцию исторического здания.

Книга была закончена в прошлом году, но вскоре БДТ обрел новое руководство, встав на путь интенсивного восстановления. Эдуард Кочергин теперь является одним из строителей обновленного театра вместе с худруком Андреем Могучим.

Впрочем о будущем «реанимированного» БДТ ведутся серьезные дискуссии. Недавно Андрей Могучий представил публике планы на грядущий сезон. Они оказались гораздо менее радикальными, чем ожидалось: помимо постановок по мировой классике самого Могучего зрители увидят спектакли Анджея Бубеня, Федора Лаврова и Эльмо Нюганена — режиссеров, которые уже неоднократно работали на Фонтанке, 65.

Причина не только в соблюдении требований учредителя — Министерство культуры явно не хочет устранять последствия очередного театрального скандала. Сам Могучий уже давно научился идти на художественные компромиссы, почти 10 лет являясь штатным режиссером Александринского театра. За это время ярлык «авангардиста» с Андрея Могучего практически сняли, а его имя и фамилия стали говорить сами за себя, без каких бы то ни было уточнений.

После ухода Темура Чхеидзе с поста худрука БДТ театральная общественность была заинтригована грядущим высоким назначением. Предугадать его было невозможно — с одной стороны, в театр Товстоногова, любимый всеми жителями Петербурга, политически некорректно назначать приезжего человека. С другой — все возможные петербургские кандидаты были на тот момент трудоустроены.

Компромиссным худруком мог стать ведущий артист БДТ имени Товстоногова Олег Басилашвили. По информации «Известий», его кандидатуру отстаивала бывший директор театра Алла Ахмерова. Однако обременить 78-летнего актера тяжелой и нервной работой было бы с точки зрения министерства неразумно, а уж разговоры о развитии, которые постоянно провоцирует ведомство Владимира Мединского, пришлось бы в случае БДТ оставить на потом.

Имя Андрея Могучего прозвучало как гром среди ясного неба: еще недавно режиссер с удовольствием делился планами об открытии Новой сцены Александринского театра, где он должен был стать идейным лидером. Оказалось, что даже когда ты строишь собственный центр высоких художественных технологий, есть предложения, от которых невозможно отказаться.

Во время знакомства с труппой режиссер пообещал, что БДТ и Александринский театр смогут в будущем выпускать копродукцию на Новой сцене последнего, рассказав об общем безоблачном будущем. Однако между худруками двух театров после внезапного ухода Могучего явно изменились отношения. В апреле на вопрос корреспондента «Известий» о работе над открытием Новой сцены худрук Александринки Валерий Фокин отреагировал довольно резко, подчеркнув, что уход Могучего «нарушил планы театра».

Андрей Могучий был приглашен в Александринку как самый интересный петербургский режиссер. Фокин преследовал понятные художественные задачи: во многом, именно под влиянием Могучего Александринский театр получил репутацию главного театра страны, успешно прошедшего художественную реформу. Каждая постановка режиссера становилась событием, а его фантазии хватило бы на несколько театральных центров.

Переход Могучего в БДТ с творческой точки зрения прошел для режиссера довольно безболезненно. Он смог моментально переключиться с интернет-театра на изучение наследия Георгия Товстоногова и принялся за работу. При этом Новая сцена Александринского театра практически полностью лишилась прозрачного будущего. В здании, где почти всё придумано и сделано Могучим, теперь нет самого автора, который мог бы помочь сориентироваться в сложном пространстве. Новый глава комплекса Марат Гацалов, представленный общественности в конце августа, по собственному признанию, еще не разобрался в «начинке» здания и не сформулировал стратегию развития. Сколько времени Александринский театр будет восстанавливаться после «потери крови», остается только гадать.

Вместо художественных проблем на новой должности режиссера ждали хозяйственные трудности. Длительная реконструкция сцены, которая затевалась при Кирилле Лаврове, а началась при Темуре Чхеидзе, с приходом Андрея Могучего затянулась на полгода.

Ранее «Известия» разобрались в непростой истории ремонта. Главный художник БДТ Эдуард Кочергин рассказал, что изначальный проект реконструкции был изменен техническим директором театра Владиславом Власовым, в результате чего сцена стала соответствовать требованиям не 2013-го года, но 1903-го. Кочергин назвал данную коррекцию проекта «диверсией», а Власов фактически отказался от комментариев, сославшись на то, что он является лишь исполнителем требований художественного руководителя.

Сегодня главные волнения Андрея Могучего связаны с реакцией Министерства культуры на вновь проводимую реконструкцию сцены, требующую дополнительных бюджетных вливаний. По сведениям «Известий», Минкультуры благосклонно отнеслось к инициативе нового руководства, а министр Мединский даже сочинил яркую аналогию, защищая позицию ставленника.

— Это все равно что построить роскошный современный дом, но не провести туда ни электричество, ни горячую воду, разогревая чай на углях. Как могла организация, которая согласовывала реконструкцию, не учесть новых технологий, для меня загадка. Пусть это останется на совести тех, кто принимал решение и выполнял техническое задание. Мы же планируем исправить эту ошибку, — заявил министр культуры «Известиям».

Назначение Андрея Могучего на пост худрука БДТ вписывается в ряд кадровых перестановок, проводимых ведомством Владимира Мединского. Однако если большинство назначений вызывало споры среди культурной общественности, то фигура Могучего устроила практически всех. Даже символы театра Товстоногова — Алиса Фрейндлих и Олег Басилашвили, всегда готовые перейти к активным действиям и регулярно участвующие в различных общественных инициативах, отнеслись к новому руководителю благосклонно. Им режиссер подарит свой первый спектакль в БДТ — «Алису в стране чудес» по мотивам Льюиса Кэрролла в переработке петербургского драматурга Сергея Носова. До премьеры он говорит о постановке неохотно — боится сглазить.

Девизом политики нового руководства стала фраза Могучего, произнесенная во время знакомства с труппой: «Всё будет происходить медленно и не больно». Худрук сдержал слово: сейчас театр меняется очень осторожно, не отказываясь от принципов, выработанных при Темуре Чхеидзе. Зато в следующем сезоне на обновленной сцене зрители смогут увидеть спектакли главных европейских режиссеров — Кэти Митчелл, Тиита Оясоо и Кристиана Смедса. А это означает, что знамя самого интересного драматического театра Петербурга может вскоре перейти от Александринского к БДТ.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...