Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На совещании по бюджетным корректировкам замораживание тарифов естественных монополий в 2014 году было подтверждено на самом высоком уровне, что дает для лоббистов неважные стартовые условия. Зато для потребителей это новость несомненно хорошая. Собственно, базовая проблема — монопольный рынок, отсутствие конкуренции и отсюда невозможность для потребителя выбрать поставщика услуг по цене и качеству — остается в полном объеме. Как сказано у английского (чуть не написал — шпиона) автора Шекспира: «Еще поцарствуй. Отсрочка это лишь, а не лекарство». О том, насколько хороша монопольная экономика в принципе, есть разные мнения, особенно если не путать этот вид экономики с вполне полезным в некоторых случаях государственным регулированием. Но это несколько иная история. Пока можно согласиться с тем, что любое замораживание тарифов нас по-человечески радует. Мера эта не так чтобы рыночная, так и экономика у нас сегодня тоже не так чтобы.

Еще одна базовая проблема с монополиями в том, что реальные контроль и регулирование их деятельности осуществляется не столько специальными государственными институтами, сколько специальными государевыми людьми. С трудом можно представить, как антимонопольная служба вызывает их на ковер и сурово приказывает перестать наращивать тарифы, да еще и без представления обоснованных расчетов, включающих не только калькуляцию затрат, но и план конкретных мероприятий и программ. Не говоря уже о самом детективном — постатейном расходовании полученных средств.

Но нынешнее решение о замораживании тарифов принимается на фоне общей программы экономии бюджетных средств, сокращения расходов — и похоже, что уже не только по социальным статьям. От заветов Александра Лившица — «делиться надо» — похоже, мы переходим к пониманию иной парадигмы, от Алексея Кудрина — «давайте жить по средствам».

Тем не менее принятое решение порождает несколько вопросов, которые касаются не только самих монополий, но и нас — потребителей их услуг. Например, на чем монополии будут экономить в связи с замораживанием тарифов? Тут, как представляется, есть несколько основных направлений. Первое — это инвестиционные программы, которые разрабатывались и принимались с участием государства. На вышеупомянутом совещании было сказано, что бюджет на следующие три года должен стать бюджетом развития. То есть инвестиционные программы в этой логике должны быть обеспечены финансированием. И если из-за замораживания тарифов капвложения придется также урезать, то либо надо искать иные источники  финансирования, либо корректировать сроки реализации. Либо — что выглядит разумно — изыскивать внутренние резервы самих монополий, которые, в частности, судя по доходам их топ-менеджеров и корпоративным расходам, далеко не исчерпаны. За один суперкомпьютер главы «Газпрома», например, можно построить большую современную станцию перекачки или сжижения газа.

Но если серьезно, тут есть проблема координации при реализации принимаемых решений. Вот есть серьезная инвестиционная программа — строительство скоростной  железной дороги Москва–Казань стоимостью без малого триллион рублей. Большой инфраструктурный проект может оказаться весьма полезным для развития экономики — и в целом, и региона назначения. Совершенно очевидно, что РЖД здесь — один из самых важных игроков. При планировании финансового обеспечения вполне вероятно в инвестиционную долю транспортной монополии были заложены в том числе и дополнительные доходы от тарифов. Вполне возможно (было бы здорово, если так) при принятии решения о замораживании тарифов вопрос о компенсации потерь в этой части инвестиционного пакета обсуждался и какие-то решения были приняты. Например, о замене источников финансирования, возможно, привлечения дополнительных внешних инвесторов и т.п.

То есть разговор совсем не о том, что тарифы не надо замораживать — и замораживать, и, главное, жестко контролировать, и не только в порядке кампании по экономии. И требовать обоснований. Речь о том, насколько скоординировано принимаются решения и проводятся мероприятия по из реализации.

Помимо инвестиционных, можно предположить еще два видимых направления экономии.

Очевидное — сокращение рабочих мест, увольнения сотрудников. Наряду с социальной проблемой на больших системообразующих предприятиях возникают еще и вопросы обеспечения техники безопасности. Просто сокращение управленцев и различных администраторов по сложившейся практике всегда уступает место сокращению низового, то есть реально работающего звена. Рано говорить, что будет именно так, но сложившаяся практика (не только в монополиях) пока не очень подтверждает обратное.

И самое пока непонятное — это обеспечение так называемых серых бюджетов, то есть расходование средств на разнообразные «государственные» нужды (от стадионов до выборных кампаний), и дополнительного финансирования различных непланово возникающих расходов — желающие могут расширить список. То есть расходов, которые делаются на государственном уровне, но не предусмотрены официально утвержденным бюджетом. Монополии несут серьезные нагрузки по обеспечению средств «серых бюджетов». Впрочем, здесь любая экономия может оказаться на пользу. Потому хотя бы, что без многих расходов из непланового бюджета можно прекрасно обходиться. Это опять же из верной парадигмы «давайте жить по средствам». И какие-то проблемы, вероятно, получится решить без наработанного годами «дадим денег — рассосется».

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир