Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Жесткий разгон сторонников президента Мурси можно охарактеризовать как акт гражданской войны в стране, которая чем дальше, тем больше превращается в «несостоявшееся государство». По всему миру дружно звучат «призывы кота Леопольда» к национальному согласию, возобновлению политического процесса, соблюдению прав религиозных меньшинств и т.д. Однако более-менее полное и последовательное воплощение всех этих благих пожеланий на египетской почве — вещь маловероятная. Можно сколько угодно ругать и костерить нынешние власти родины фараонов за чрезмерное использование силы, но главная проблема не в них, а в тех, кто начал стрелять по полицейским, применявшим слезоточивый газ. То есть в «братьях-мусульманах» и их сторонниках.

Они не идут на компромиссы, которые им предлагались неоднократно — не только нынешним руководством, но и международными игроками. «Ихванам» не нужно национальное согласие, они не собираются следовать реальным интересам Египта — равно как и любой другой страны мира. Для них существует лишь одна цель, которая оправдывает любые средства. И эта цель — политическая власть, которой они лишились после отстранения от должности Мухаммеда Мурси. Власть же «братьям-мусульманам» нужна для осуществления своих идеалов, вполне утопических, — построения «истинно исламских» общества и государства. Для того чтобы иметь возможность их воплотить, они, подобно множеству других утопистов, готовы идти до конца и пролить сколько угодно крови. Прежде всего — крови своих сторонников. Египетская драма показывает это четко и недвусмысленно. А исторический опыт, особенно опыт прошедшего и все еще очень близкого ХХ века, свидетельствует о том, что в жизни утопии никак не осуществляются, зато из режимов, которые ими вдохновляются, выходят образцовые тоталитарные диктатуры.

И в этом отношении первого демократически избранного президента Египта можно было бы сопоставить с таким легитимно-демократическим правителем Германии, как А. Гитлер. Если бы его, как и Мурси, тоже отстранили от власти в первые годы канцлерства, то мир не узнал бы всех тех жестокостей и трагедий, которые связаны со «зрелым» национал-социализмом. Кстати говоря, если довоенная экономическая политика Гитлера оживила народное хозяйство Германии, то экономическая политика исламистов не принесла Египту ничего, кроме углубления национального кризиса. То есть если НСДАП было чем прельстить и искусить немецкий народ — экономическими, а потом и внешнеполитическими успехами, то «братьям» предъявить египтянам абсолютно нечего. Целый год, занимая вершины формальной власти, они работали исключительно «в свое пузо», обеспечивая теплыми местами себя и своих союзников. В местном арабском даже появился неологизм «ихвани» — ставленник «братьев-мусульман». Что, наложившись на общую ситуацию в стране, и привело к тому, что миллионы жителей страны пирамид, которые относились к «ихванам» если не благожелательно, то хотя бы нейтрально, в рекордный срок их возненавидели и вышли на улицы еще более массово, нежели зимой 2011 года. Но те с упорством, достойным лучшего применения, стремятся встать во главе народа, отвергнувшего их руководство.

Все это отнюдь не случайно. «Братья-мусульмане» — крупная международная организация парамасонского типа с почти что 90-летней историей. Ее отделения действуют в 88 государствах. Кстати говоря, в РФ «ихваны» признаны экстремистской группировкой. В самом деле «братья» занимают едва не самое почетное место среди духовных отцов терроризма, рядящегося в исламскую «тогу». Добрая половина экстремистов такого рода прошла через ряды этой ассоциации, созданных ею филиалов, отделений и т.д. Ее птенцы и питомцы — хотя, конечно же, не только они — организовывали движение моджахедов в Афганистане, стояли у истоков «Аль-Каиды». В 1982 году сирийское отделение «ихванов» устроило в захваченном ими городе Хама резню, на которую Дамаск Хафеза Асада дал уничтожающе-«зеркальный» ответ. «Братья-мусульмане» — это палестинский ХАМАС, это исламисты, находящиеся у власти в Турции и в Тунисе. Усилились позиции «ихванов» после «революции» в Ливии. Все эти филиалы, а то и «ложи», особенно турецкая Партия справедливости и развития, стараются помочь своим египетским «братьям» чем только могут.

Позиции национальных организаций — членов мировой ассоциации «ихванистов» — конечно, сильно разнятся и отнюдь не всегда, по крайней мере в глазах широкой публики, являются экстремистскими. Но если турецкие «братья» в целом не радикалы и притом достаточно успешные управленцы, авторы местного «экономического чуда», то египетские «ихваны», родоначальники всего этого движения, исторически как раз таки экстремисты. Они дважды переходили к открытому террору и были запрещены в 1950–1960-х и в 1980–1990-х годах. И сейчас «братья» в стране пирамид действуют как настоящие террористы. Находясь у власти, они заранее готовились к схватке с силовиками: поднакопили оружия, которое сейчас и пускают в ход. Благо рядом — заполненная смертоносным железом Ливия и исламистский Судан.

О складывающейся в Египте ситуации можно сказать следующее. «Братья-мусульмане» и их союзники, являющиеся сейчас главным препятствием на пути нормализации положения в стране пирамид, не могут противостоять полиции, тем более армии в масштабных боевых столкновениях, поскольку находятся в разных весовых категориях. Но какая-то их часть все равно продолжит вооруженное сопротивление властям — акции по типу «выстрелил — убежал». Этого вполне достаточно для того, чтобы мешать стабилизации в Египте очень и очень долго. То есть классической гражданской войны там пока что все-таки не случится, но герилья — и в городах, и в пустынях, — боюсь, стране обеспечена. Ситуация в ней будет склоняться к алжирскому сценарию. А это многие годы, если не десятилетия, террора и террористических угроз, погонь за экстремистами и стычек с вооруженными бандами. Сирийский вариант предполагает солидное финансирование повстанцев извне, однако спонсировать гражданскую войны в Египте в отличие от Сирии некому.

Что касается безопасности туристов и туристических зон, то рано или поздно, на фоне ухудшающегося положения в стране, в работе силовиков может случиться тот или иной прокол. Но сейчас более реальной мне лично представляется опасность, которой туристы и другие гости Египта подвергаются не на земле, а в воздухе — на подлете. В соседней Ливии во время «революции» «пропало» несколько тысяч переносных зенитно-ракетных комплексов. Это системы 70–80-х годов прошлого века, и для современного военного самолета они практически не опасны, зато пассажирский самолет уничтожить могут. Такое оружие неплохо подходит для террористов, стремящихся досадить местным генералам и добить питающий их и множество других египтян турбизнес. Власти страны пирамид должны учитывать эту угрозу и усилить меры безопасности в отношении международных аэропортов Египта, установить контроль над районами, которые прилегают к ним.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир