Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Новое правительство Египта принесло присягу временному президенту Адли Мансуру в каирском дворце «Аль-Иттихадия». Предполагалось, что его состав не выйдет за цифру в 30 министерских постов, однако благие намерения не осуществились. Постов в новом кабинете — целых 35, включая три вице-премьерских. По всей вероятности, это связано с теми политическими торгами, которыми сопровождался процесс его формирования, с необходимостью наделить полномочиями представителей различных групп и течений, которые поддержали отставку Мухаммеда Мурси.

Премьер-министр Хазем аль-Баблауи — экономист, а временный кабинет состоит в основном из профессионалов-технократов, придерживающихся либеральных воззрений. Они, по мнению премьера, лучше всего подготовят страну к парламентским и президентским выборам согласно имеющейся «дорожной карте».

Исламисты в этом переходном правительстве не представлены. «Братья-мусульмане» и организованная ими Партия свободы и справедливости, а также близкая к ним Партия созидания и развития, созданная исламистской группировкой «Аль-Гамаа аль-Исламия», не приняли даже «дорожную карту», а партия египетских салафитов «Ан-Нур» заявила, что ожидает провала нового кабинета.

Одной из ключевых фигур нового правительства вполне предсказуемо оказался генерал Абдель Фаттах аль-Сиси, который руководил смещением президента-исламиста. Он не только сохранил пост министра обороны и оборонной промышленности, но и стал первым вице-премьером. Аль-Сиси является главной силовой опорой нового кабинета. Остался в своем кресле и министр внутренних дел Мухаммед Ибрагим, который в решительную минуту поддержал не «братьев», а их противников.

Крайне интересно и показательно, что именно на аль-Сиси делал ставку и свергнутый президент. Однако реальных шансов найти поддержку среди армейского руководства у «братьев», по-видимому, и не было. Корпоративная солидарность, а также понимание реального соотношения сил в стране перевесили исламистские симпатии аль-Сиси и заставили его активно поддержать многомиллионные выступления, направленные против Мурси и его партии.

Конфессиональный состав нового правительства не ограничился мусульманами. Так, новым министром торговли и промышленности стал либеральный политик-христианин Мунир Фахри Абдель Нур. Впервые в истории страны пирамид министерские посты получили женщины. Минкульт возглавит Инас Абдель Даим. Она долгое время руководила каирской оперой, но была уволена с этой должности во время правления Мурси.

Международное сообщество новое египетское правительство в целом поддерживает. Страны Персидского залива, дистанцировавшиеся от свергнутых «братьев», выделяют ему кредиты на $12 млрд. Сумма, конечно, внушительная, но при всех проблемах Египта хватит ее в самом лучшем случае лишь на то, чтобы залатать дыры и продержаться до выборов.

Для решения задач, стоящих перед Египтом, нужна политическая стабильность. Только она позволит приступить к разгребанию завалов, накопившихся в экономике, прекратить бегство из страны капиталов и привлечь в нее богатых инвесторов.

Но о политической стабильности Египет может только мечтать. «Братья-мусульмане», что называется, полезли в бутылку и требуют возвращения Мурси. Перекрывая дороги, мосты и улицы, они превращаются в главное препятствие на пути Египта к исправлению той экономической ситуации, в которую он попал, способствуют дальнейшему погружению страны в разруху, хаос, а то и гражданскую войну.

Базой для развертывания в Египте гражданской войны вполне может стать Синайский полуостров. Ситуация там после 3 июля благодаря действиям сторонников свергнутого президента накалилась. Синайские джихадисты каждый день нападают на подразделения армии и полиции, пытаются переправить оружие и снаряжение в другие части Египта, совершают теракты. К настоящему времени там уже погибло более 20 человек. На Синай перебрасываются армейские подразделения, десантники и спецназ, боевая авиация, тяжелая техника.

В горах и пустынях полуострова осуществляется практическая «революционная» смычка сторонников Мурси с отрядами джихадистов. В дальнейшем какая-то часть «Братьев-мусульман» и связанных с ними исламистов постарается перейти к вооруженным формам борьбы не только на Синае, но и в других районах страны. Они уже пытались силой оружия отбить президента Мурси и используют огнестрельное оружие во время протестных акций. Проснутся и заведомо экстремистские группировки, имеющиеся в Египте.

Власти осуществляют шаги, направленные на изоляцию страны от радикального международного исламизма. Так, недавно введен визовый режим с Сирией. Он, конечно же, затруднит проникновение в страну пирамид джихадистов, однако за полный успех правительственных мер ручаться нельзя. Поэтому Египет может ждать волна террора.

Скорее всего, террористы будут действовать везде, где только получится, но есть риск, что самой приоритетной целью для них станет национальная туриндустрия. Иностранный туризм — вотчина египетской армии, этот бизнес кормит ее генералов. Поэтому удар по туриндустрии — это удар не только по правительству страны, но и по его важнейшей опоре. Военные держат ситуацию под контролем, однако никто в мире не может гарантировать того, что в той или иной форме не повторятся события, произошедшие в Луксоре в ноябре 1997 года, когда погибло более шести десятков человек, в основном — туристы.

Кстати говоря, ответственность за теракт в Луксоре лежит на уже упомянутой группировке «Аль-Гамаа аль-Исламия», с которой тесно сотрудничают «Братья-мусульмане». Да и сами они далеко не случайно дважды в течение ХХ века становились в Египте запрещенной организацией.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир