Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На совещании по социально-экономическому развитию Дальнего Востока президент задал вопрос, который был бы уместен не только в заданном контексте, но и во многих других случаях: «Мы целый год говорили о создании госкорпорации по развитию Дальнего Востока. Теперь выясняется, что она работать не может?»

Напомним, что идею создания корпорации по освоению региона с необычайными полномочиями в налоговой сфере и административной юрисдикции (подчинение напрямую Москве, что сильно напрягло местные элиты), а также с правом на отчуждение земель предложил нынешний министр обороны, а тогда глава МЧС Сергей Шойгу.

После прихода на пост премьер-министра Дмитрия Медведева было создано Министерство по развитию Дальнего Востока, которое возглавил бывший полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Виктор Ишаев.

Потом дискуссия о форме организации продолжилась на фоне возникающей время от времени критики работы министерства. Как Летучий Голландец, постоянно возникала идея госкорпорации по развитию Восточной Сибири и Дальнего Востока. При этом сам премьер выступал за создание публичной компании для развития региона, а не корпорации. Можно условно представить три образовавшихся варианта как министерство (уже существует), ОАО (публичная компания), ЗАО (госкорпорация). Инвестиции в принципе можно привлекать во всех случаях. А вот управление, возможности и ответственность и — самое важное — эффективность тут несколько расходятся.

Не углубляясь в сравнительный анализ, перейдем, как и советовал В.И. Ленин, к практике как к конечному пункту познания истины. И это нам покажет, что в российской действительности форма управления и его качество линейно никак не коррелируют. Может быть удачно работающая государственная организация (сам не верю, но на практике сталкивался) и порождающая хаос частная или акционерная компания. Стоит при этом отметить тот важный факт, что госкорпорация — судя по заданному на совете вопросу — больше не является априори самой эффективной формой организации для решения экономических и промышленно-хозяйственных задач. Это обнадеживает, поскольку поиски панацеи чаще всего приводят к переходу болезни в неизлечимую стадию.

Так что окончательная форма организации, которая будет решать поставленную задачу, всё же вопрос не первый. А вот хорошо просчитанная комплексная программа развития региона с деревом целей и выстраивание кадровой сетки исполнителей — на сегодня вопрос более существенный. Проблема, как говорится «наверху», таковой осознается. По заявлению первого вице-премьера Игоря Шувалова, расходы бюджета на программу развития Дальнего Востока в ближайшие пять лет могут составить 100 млрд рублей в год.

Много это или мало — судить сложно, поскольку вышеупомянутая комплексная программа либо еще не составлена, либо по каким-то причинам до сведения общества не доведена. Про откаты и распилы говорить уже скучно, будут, конечно, куда денутся. Но необходимости хорошо продуманной программы это не отменяет. Опять есть повод вспомнить про исчезнувший институт профессиональной и общественной (для социально значимых проектов) экспертизы. Всё это как-то было выплеснуто с водой при избыточно широком размахе. И, к сожалению, пока не видно внятных шагов по возвращению этого весьма важного института. Министерские совещания даже в советские времена не могли заменить профессиональную экспертизу. Притом что тогда там среди вечных чиновников были отраслевые специалисты высокого класса с большим опытом работы. Чиновников было существенно меньше (по статистике), вот и хватало мест и для специалистов. Это, понятно, не про то, как замечательна была советская власть, а про то, что там было правильно выстроено и может и сегодня пригодиться. В первую очередь — привлечение профессиональных кадров.

Видимо, в том числе и поэтому примеров составления и реализации долгосрочных задач масштаба дальневосточного проекта в постсоветское время припомнить не получается. Либо их не было, либо те, что были объявлены, в процессе реализации как-то сильно уменьшились по результату. Что никак не о том, что и браться не стоит — очень даже стоит, поскольку задача актуальная и крайне важная. Промышленное и социальное (жилье, инфраструктура) освоение огромных территорий с трудной логистикой и проблемой кадровых ресурсов — действительно большая задача. Развитие региона может как-то подтолкнуть задействованные сектора экономики, которой оживление точно никак не помешает. И еще — в определенном смысле это задача конкурентная. Стоит напомнить, что в Китае уже создан специальный фонд по освоению Дальнего Востока (не китайского, если кто не понял) с начальным капиталом $5 млрд.

Инвестиции хороши любые, кроме криминальных. Тут вопрос грамотного использования, администрирования и контроля. А это, как показывает практика, больше зависит от конкретных лиц, их умения и ответственности и, разумеется, от политической воли руководства (не совсем здорово для экономики, но пока это так). А форма организации — она может легко приспосабливаться под стоящие задачи. Опять же, если заниматься этим профессионально.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир