Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Накануне своего выступления на съезде «Общероссийского народного фронта» президент РФ Владимир Путин дал интервью телеканалу Russia Today. В этом интервью прозвучало очень примечательное и, возможно, не случайное в данном политическом контексте суждение: что если бы у Сталина во время Великой Отечественной войны оказалась в распоряжении атомная бомба, он в отличие от американцев всё же не использовал бы ее против своего противника, то есть Германии. США, как известно, сделали это без промедления, стерев с лица земли два города в Японии.

Такое движение, как ОНФ, которое теперь, после первого съезда, носит название «За Россию», по сути дела, представляет собой подобную политическую «атомную бомбу». Это не партия, которая имеет своего рода электоральные обязательства и которая должна подтверждать свой статус на выборах местного и федерального значения. Это движение, которое, в общем, никому и ничего не должно — это собственный политический рычаг президента, его личная кадровая скамейка. Если ты за Путина, ты можешь вступить в «Народный фронт», даже если тебе не нравятся Государственная дума, правительство, администрация, свои региональные власти, даже если экономический курс раздражает тебя как слишком правый, даже если на региональных выборах ты не готов поддержать кандидата от партии власти.

Наличие такого движения — это атомная бомба в руках лидера страны. Понятно, что туда должны немедленно кинуться сотни рассерженных людей, сотни обойденных властями разных уровней общественных активистов со своими проблемами, жалобами, со всей своей неутоленной болью. Поскольку ОНФ — это уже не «партия российских начальников», то у лидера страны появляется прекрасная возможность в почти ежедневном режиме узнавать обо всех несчастьях народа и бесчинствах власть имущих. Если бы президент хотел развивать военную метафору фронта, превращая его в инструмент внутриполитической борьбы, он наверняка бы смог это сделать. Тогда бы мы слышали все два минувших дня только злобные и воинственные речи о врагах Отечества, которых нужно вымести народной метлой из их уютных кабинетов.

Мы, кстати, и слышали в большом количестве такие речи, но, слава Богу, не от организаторов съезда и не от руководителей будущего движения. Те политологи и эксперты, которые кричали во всю глотку о заговорах и пятых колоннах, остались в основном за бортом «Народного фронта» (некоторым исключением является весьма воинственно настроенный Михаил Леонтьев, но даже и он в последнее время, несмотря на ряд жестких высказываний, проявлял завидную умеренность). Съезд прошел не просто мирно, он как будто излучал миролюбие, что в наше полное конфликтами время представляет собой поистине примечательное явление.

Во-первых, интересен день, на который было назначено выступление Владимира Путина на съезде и его избрание лидером движения. Понятно, что это День России, наш общегосударственный праздник. Но столь же понятно, что сохранение этого праздника отражает преемственность нынешней системы по отношению к политическому режиму, возникшему на этой территории в 1991 году. В другое время я бы отнесся скорее настороженно к подчеркиванию этой преемственности, но сегодня следует приветствовать всё, что способствует общенациональному миру в стране и что препятствует проекту обострения внутриэлитной борьбы по мере укрепления российского государства.

Во-вторых, обратим внимание на первые лица «Фронта»: симпатичная журналистка из Ставрополя Ольга Тимофеева и немного застенчивый бизнесмен из «Деловой России» Александр Галушка — новые лица в политическом истеблишменте. Галушка известен как создатель центристской экономической программы «Деловой России» с упором на развитие малого и среднего предпринимательства и снижение налогового бремени, которое, кстати, было наложено на производительный бизнес так называемыми либерал-реформаторами. Главный интеллектуал ОНФ — глава Института социально-экономических и политических исследований Дмитрий Бадовский — выходец из кругов академической политологии, поборник идеи институционализации российской власти, типичный пример «системного либерала». Но СМИ и социальные сети сообщают, что в работе ОНФ будут принимать участие и другие, совершенно неожиданные, люди — недавний глава «мозгового штаба» Дмитрия Медведева Института современного развития Игорь Юргенс будет консультировать ОНФ по вопросам евразийской интеграции, а главный идеолог «модернизации» Александр Аузан займется в рамках новой организации экономическими вопросами (последняя информация не подтверждена, Аузан может и отказаться, но почти уверен, что к нему обращались с подобными предложениями).

В-третьих, конечно, речи участников съезда часто носят обтекаемый характер, но в целом всёе обходится без истерического визга, без призывов к расправам и репрессиям. Общий рефрен — давайте все сплотимся ради общей цели. Конечно, это всего лишь стилистика, не более, но стилистика хотя и не всегда завораживающая, но не пугающая. Не рождающая подозрения в стремлении кого-то запугать.

В общем, «Народный фронт» показал себя на своем первом съезде как организация, стремящаяся к национальному примирению, а не к национальному ожесточению, как можно было подумать, отталкиваясь от его названия, ныне чуть откорректированного. Участники даже не обратили внимания на очередное протестное шествие, которое проходило не так уж далеко от Манежа, где собрался съезд.

Такое впечатление, что президент Путин создал атомную бомбу, но решил ее не использовать. Но, конечно, само наличие атомной бомбы в арсенале государства всегда будет порождать желание в кризисный момент нажать на кнопку и одним ударом выиграть затяжную войну. И с разных сторон найдется много желающих поиграть черным чемоданчиком, поэтому хранить его следует в очень и очень надежном месте и допускать к нему только самых верных и самых проверенных товарищей.

Комментарии
Прямой эфир