Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Мира Кольцова: «Секреты «Березки» мы никому не раскроем»

Художественный руководитель и балетмейстер легендарного ансамбля — о том, что делает русскую женщину загадочной
0
Мира Кольцова: «Секреты «Березки» мы никому не раскроем»
Фото: ИТАР-ТАСС/Михаил Фомичев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Государственному академическому хореографическому ансамблю «Березка» исполняется 65 лет. Юбилейный тур по России «Березка» начала с выступления на фестивале «Истоки. Ветер перемен» в Красноярске. С художественным руководителем и балетмейстером прославленного ансамбля, народной артисткой СССР Мирой Кольцовой встретилась корреспондент «Известий». 

— Истоки «Березки» — какие они?

— Наш ансамбль стоит на трех китах: это классическая школа, фольклор и авторское домысливание. Я окончила школу Большого театра и считаю, что классика — основа основ. Это наша школа, то, как мы говорим. Если ребенок грассирует или не выговаривает какую-то букву, его ведут к логопеду. А если танцуют криво-косо — это трагедия. Поэтому каждый день у нас в течение часа проходит классический урок у станка.

— В этом году у «Березки» сразу два юбилея: 65 лет ансамблю и 105 лет со дня рождения его основательницы Надежды Надеждиной. Можно подвести очередной итог.

— Сейчас «Березка» — прекрасный коллектив. В 1948 году он начал со знаменитого хоровода «Березка», который теперь открывает все наши выступления. Сегодня часто ставится вопрос, куда развиваться дальше. Но наша основательница все это предвидела и оставила нам наследство: каждый танец — это рассказ, страничка истории России, с характерами, нравами. Это женщины во всех ипостасях — некрасовские, тургеневские, есенинские. Мужчины — Илья Муромец, Алеша Попович, Добрыня Никитич. Это все герои сказов, перечислять можно бесконечно. Замыслов у меня достаточно, но пока не буду открывать секреты. Я — человек суеверный, даже на работу хожу с бутербродом: вдруг черная кошка захочет дорогу перебежать? Тогда я ей дам бутерброд, чтобы она не успела пройти передо мной.

— Бытует мнение, что классический танец — искусство высокое, элитарное. Народный танец этих характеристик не удостаивается.  

— Это неправда. Другое дело, что на народный танец почти не обращает внимание наше государство. Где-нибудь в Африке кто-то упадет с дерева — и это народный танец, который защищен государством. Народный танец и музыку надо беречь так же, как язык. И развивать. В эстраде, в фольклоре, в классике — есть же Четвертая симфония Чайковского, там в финале звучит «Во поле береза стояла». Все это наша жизнь. Мы не будем народом, если не будем это знать, беречь и сохранять. Я схватилась за голову во время перестройки. Тогда слово «патриот» стало оскорбительным, а «отчизна» людей возмущало. Мы были люди без рода и племени. Однажды, во время наших гастролей по Америке, ко мне подошел мужчина в слезах: «Мадам Кольцова, а не пропадет ли эта красота, которую вы привезли?» Я была жутко напугана, но всегда говорила, что ничего дурного не случится, у нас такие традиции, мы так воспитаны. А хороший и дурной вкус есть везде.

— Приходится ли прививать вкус артистам «Березки»? 

— Я всегда поддерживаю обучение, поскольку и сама профессор МГУКИ. Наша профессия очень непростая. Приходится много заниматься именно человеческим воспитанием, поскольку часто что-то недодают родители, школы. Это я училась девять лет, и французскому, и музыке, и на рояле играть, и партитуры читать. Я — одна из немногих, но тем не менее. И сегодня я говорю с актерами уже на другом языке. Не просто «батман, плие».

— В «Березку» трудно попасть?

— Очень. Приходить нужно как можно раньше. У «Березки» особый стиль, которому необходимо учиться. Я определяю его как «максимум впечатления при минимальном жесте». Это особенные руки. И очень важна недосказанность. Русская женщина — это загадка, так было всегда. Именно поэтому не открывали каких-то частей тела. Сейчас модно по-другому, но не всем это идет. Тут нужны чутье, вкус, внутренняя культура. Нужно уметь посмотреть на себя со стороны.

— Все-таки можно ли сейчас говорить о кризисе народного танца? 

— Нет. В народной хореографии еще так много всего. Другое дело, что часто для нас примером становится Америка. Опомнитесь! У нас другие истоки, другие корни. Русское благородство, красота, чистота, нравы. Надо очень выборочно что-то перенимать и больше развивать свое искусство. «Березка» постоянно помогает детям, я лично никогда не пропущу одаренного ребенка. Думаю, скоро мы откроем свою школу, это уже нужно. Сейчас все пытаются пойти нашим фирменным шагом, но получается смешно. Это наши фокусы, и мы их не раскроем.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...