Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Начо Дуато: «Мне нравится ставить то, что пока не умею»

Худрук балета Михайловского театра встретился с поклонниками
0
Начо Дуато: «Мне нравится ставить то, что пока не умею»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Михайловском театре прошла очередная встреча клуба друзей, главным героем которой впервые стал Начо Дуато. Участие художественного руководителя балетной труппы в закрытом мероприятии вызвало ажиотаж — за полчаса до начала все выгодные места были заняты. Главной темой обсуждений питерских балетоманов стали планы знаменитого испанца: известно, что в 2014-м Начо Дуато покинет прославленную им труппу Михайловского театра и уедет в Германию руководить Берлинским балетом. 

— На протяжении всей моей работы здесь я стараюсь сохранить особое лицо Михайловского театра, — начал беседу худрук. — Я постоянно нахожусь в контакте со всеми артистами — во время репетиций, в столовой за обедом, за кулисами. Я живу с ними общей жизнью каждый день. Только таким образом можно быть художественным руководителем и полноценно выполнять свою задачу.

Поначалу разговор вращался вокруг детства и отрочества выдающегося балетмейстера, который рос в испанской консервативной семье во времена диктатуры Франко. По словам Начо Дуато, его отец, будучи губернатором, видел карьеру сына традиционной и предсказуемой — врач, юрист или политик.

— Когда я объявил, что выбираю балет, в семье меня попросту не поняли, это звучало очень странно. Мне пришлось покинуть родную страну и уехать в Лондон, поскольку в Испании не было никакой культурной жизни, кроме корриды и военных парадов, — признался хореограф. — Вообще у меня большая семья — девять братьев и сестер, поэтому, когда у моей матери спрашивают, гордится ли она своим сыном, она всегда уточняет: «Которым?»

Не обошли обсуждением и последнюю работу мастера, балет «Невидимое». Хореограф отметил, что он очень доволен танцовщиками и оркестром, но после каждого спектакля остро чувствует собственные недоработки. Несмотря на то что Начо Дуато не любит раскрывать замысел своих абстрактных балетов, для друзей театра он сделал исключение.

— Мне кажется, все самое важное в нашей жизни — невидимо, — рассказал хореограф. — Невидима любовь: вы смотрите на своего возлюбленного, но само чувство незримо. Невидима смерть: вы видите мертвое тело, но не можете взглянуть на небытие. Нельзя увидеть электричество, но вот горит свет, и прямо сейчас вы не можете увидеть мои мысли, а я не могу прочесть ваши. Все самое важное в нашей жизни недоступно взору. Именно поэтому слово «невидимое» меня завораживает, и оно максимально точно подходит балету.

Свое обращение к сюжетным балетам на петербургской сцене хореограф объяснил очень простой причиной — просьбой гендиректора, г-на Кехмана иметь в репертуаре «Спящую красавицу» и «Щелкунчика». Сам Начо, по собственному признанию, больше любит заниматься абстракциями, но не видит в расхождении желаемого и действительного ничего страшного.

— Вы, наверное, знаете, что большинство великих творений в живописи, архитектуре и скульптуре были сделаны по заказу, и в каждом случае авторы делали вовсе не то, чем им хотелось заниматься, — пояснил маэстро. — Даже если сюжетные балеты для меня не полностью органичны, это абсолютно нормальная работа художника. Ну и кроме того, мне нравится ставить то, что я ставить пока не умею. Расти и совершенствоваться можно, только преодолевая самого себя.

Были во время встречи и курьезные моменты. Например, в ответ на вопрос о 12-метровом баннере с собственной фотографией, который долгое время закрывал фасад Фрунзенского универмага, балетмейстер рассказал целую историю.

— Как-то раз я сидел в «Пассаже», пил кофе и ко мне подошла дама и спросила: «Вы и есть тот самый, с картинки?» Оказывается, эта женщина живет в доме напротив и каждый раз, когда утром раздвигает шторы, видит мое огромное лицо. Я принес свои искренние извинения за то, что денно и нощно вторгался к ней в гостиную. После этого она попросила у меня номер телефона, но я не дал. 

Самый животрепещущий для петербургских балетоманов вопрос прозвучал в конце встречи. Хореограф поделился планами, связанными с Берлином.

— Все мои берлинские премьеры расписаны вплоть до июня 2016 года, с конкретными датами, сценами и так далее. Я уже все знаю, но прорабатывать пока не начал — моя деятельность в Германии начнется только в августе следующего года. Предполагаю, что первый год работы в Берлине будет очень напряженным, но в будущем мне бы хотелось наладить сотрудничество Михайловского и Берлинского балета. Оно может быть в форме обмена ведущими танцовщиками, в форме гастролей или совместной постановки, — подытожил маэстро.

Принимая восторги поклонников, Начо Дуато признался: «Михайловский театр навсегда останется в моем сердце». Хореограф пообещал, что, отправившись на новое место работы, будет оставаться постоянным хореографом Михайловского и станет регулярно возвращаться, чтобы ставить новые спектакли и держать в тонусе старые.

Но пока петербургский период Начо Дуато продолжается. В декабре 2013 года в Михайловском состоится премьера «Щелкунчика».

Комментарии
Прямой эфир