Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

С Кипра российские деньги убежали в Люксембург и Ирландию

Как показывают данные Банка России, кризис в республике внес коррективы в офшорные схемы движения отечественного капитала
0
С Кипра российские деньги убежали в Люксембург и Ирландию
фото: REUTERS/Yorgos Karahalis/Files
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

По данным Центробанка, Кипр по итогам прошлого года стал лидером по оттоку прямых инвестиций в Россию — объем операций сократился по сравнению с 2011 годом на $9,7 млрд. Одновременно отмечен заметный приток капитала из Люксембурга, Ирландии и Нидерландов. В связи с тем что в виде прямых инвестиций из офшорных зон в страну в основном возвращаются средства, ранее выведенные в эти юрисдикции, эксперты указывают на перераспределение их роли в обслуживании российского бизнеса.

Следом за Кипром в лидерах идут Британские Виргинские острова: объем прямых инвестиций в Россию из этой юрисдикции за прошлый год сократился на $4,7 млрд. Напротив, рост данного показателя на $7 млрд в 2012 году был зафиксирован для Люксембурга, на $4,6 млрд — для Ирландии, на $2,8 млрд — для Нидерландов.

Приведенные цифры говорят сами за себя, считает директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики УК «Альфа-Капитал» Владимир Брагин.

— Похоже, что от услуг Кипра многие начали отказываться заблаговременно, переводя активность в другие юрисдикции, — отметил он.  

Начальник отдела управления инвестициями и аналитической поддержки ИФК «Солид» Михаил Королюк пояснил, что падение привлекательности Кипра связано с разразившимся там кризисом, а Британских Виргинских островов — c постепенно нарастающим давлением на компании использующих эту офшорную юрисдикцию.

— Появление этого «клейма» на компании стало плохо восприниматься как налоговыми службами, так и партнерами по бизнесу, — говорит эксперт.

Хотя потоки российского капитала покидают Кипр, тем не менее возвращаться в страну беглый капитал не спешит, отмечает начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий.

— Вместо России он устремляется в другие офшорные зоны, — говорит он.

Наиболее привлекательными «новыми» офшорами стали Люксембург и Сингапур, через которые и увеличился приток иностранных инвестиций в Россию, говорит главный экономист ИК «Открытие Капитал» Владимир Тихомиров. По его словам, в 2013 году можно ожидать дальнейшего падения объема инвестиций с Кипра и роста объемов из Люксембурга, Нидерландов и Сингапура.

— Баланс притока будет смещаться в пользу стран с более «приличной» репутацией с точки зрения взгляда государств и банков на их офшорную природу, в их числе — Люксембург и Нидерланды, в перспективе — Германия, Австрия и др., — комментирует старший аналитик Национального рейтингового агентства Максим Васин.

Аналитик Альфа-банка Дмитрий Долгин соглашается, что кипрский кризис начала этого года безусловно внесет свои коррективы в географическую структуру потоков. Но при этом, по его словам, важно помнить, что приток прямых инвестиций в Россию остается на весьма скромном уровне 1% ВВП уже на протяжении нескольких лет.

— Низкий уровень иностранных прямых инвестиций отражает низкий интерес иностранного капитала к России, и вряд ли можно рассчитывать на изменение этой ситуации в ближайшее время, — считает Долгин.

Эксперты отмечают, что Евросовет в эти дни с особым ожесточением обсуждает проблему борьбы с офшорами, пытаясь создать единое ведомство, которое контролировало бы такие операции.

— Однако практика прошлых лет подсказывает, что капиталы — это не хомяк, которого можно запереть в клетку. Покончат с офшорами — бизнес начнет активно пользоваться, к примеру, послаблениями нонпрофитных организаций, да мало ли на свете финансовых советников с готовыми законными ответами на различные востребованные идеи! — объясняет директор аналитического департамента инвестиционной группы «Норд-Капитал» Владимир Рожановский.

Между тем, согласно статистике за пять лет (2007–2011), совокупные объемы прямых инвестиций «в офшорные зоны» и «из офшорных зон» практически совпадают: $135,6 млрд и $133 млрд соответственно.

Напомним, что ранее Счетная палата обратилась в Госдуму с предложением ввести «офшорный» налог — на внешнеторговые операции российских производителей с компаниями, находящимися в офшорных зонах. Аудиторы считают, что можно было бы пойти по пути соседей.

Так сегодня «офшорный» налог предусмотрен законодательством Республики Беларусь. Согласно ему, при исполнении белорусскими компаниями внешнеторговых контрактов, заключенных с офшорами, подлежит уплате в бюджет сбор в размере 15% от объема операций. При этом налогом облагаются не только платежи, но и неденежные обязательства (поставка товаров, выполнение работ и т.п.), и операции, связанные с переходом имущественных прав в рамках таких контрактов.

С сентября прошлого года и на Украине обсуждаются законодательные изменения, согласно которым операции с контрагентами, зарегистрированными в офшорных зонах, будут, облагаться налогом в размере 12%. Предполагается, что средства будут поступать в Пенсионный фонд государства.

Аудиторы подсчитали, что применение в России сбора, аналогичного офшорному, предусмотренному в Республике Беларусь (в размере 15%), позволит дополнительно пополнять федеральный бюджет на $48,18 млрд в год (расчет произведен исходя из объема внешнеторговых операций за прошлый год).

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...