Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Мы хотим показать, как менялась мода в России»

Историк и коллекционер Александр Васильев — о том, что можно увидеть на самой масштабной в истории российской моды выставке костюма
0
 «Мы хотим показать, как менялась мода в России»
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Владимир Суворов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В «Музее Москвы» открылась самая масштабная в истории российской моды выставка костюма. Представлены более 300 костюмов и 500 аксессуаров, начиная от наполеоновской эпохи и заканчивая сегодняшним днем. С владельцем большей части экспонатов, историком моды Александром Васильевым встретилась корреспондент «Известий». 

— Экспозиция называется «Мода в зеркале истории: XIX–XX вв.». Мода всматривается в историю? Или история в моду?

— Мода — это зеркало истории. Время с начала XIX и до конца ХХ века — важнейший период в истории России. Трудно назвать другую страну, в которой всего за 200 лет произошло столько социальных потрясений и перемен. Отечественная война 1812 года, восстание декабристов и отмена крепостного права, бурное развитие капитализма, две революции, 1905 и 1917 годов, две мировые войны, распад СССР и события последующих лет. Естественно, этим социальным потрясениям и переменам сопутствовали изменения как в бытовом укладе, так и в моде. Нашей целью было рассказать и показать, как менялась мода в России в период не столь протяженный с точки зрения истории, но огромный по насыщенности событиями исторической важности — с 1800 года до конца ХХ века.

 «Мы хотим показать, как менялась мода в России» — Есть ли на этой выставке модели, которые вы никогда не привозили в Москву? 

— Таких экспонатов очень много. Во-первых, это юбка от выдающегося парижского модельера Чарльза Фредерика Ворта, долгое время являвшегося поставщиком Высочайшего Двора в Санкт-Петербурге, и горностаевая накидка скорняка Белкина. Во-вторых, бальное платье из набивной тафты 1915 года. В-третьих, это русское платье 1907 года, которое принадлежало русской миллионерше, хозяйке завода «Петровская водка» Татьяне Никитичне Налбандовой-Самсоновой, уехавшей в Париж в 1914 году перед началом Первой мировой войны со всем своим богатым гардеробом и не сумевшей вернуться в Россию. В-четвертых, роскошное подвенечное платье из атласа с треном, принадлежавшее княжне Шаховской. И это — лишь небольшая часть экспонатов, впервые выставляемых в Москве.

 «Мы хотим показать, как менялась мода в России» — Основу вашей коллекции составляют костюмы западных дизайнеров?  

— Ядро моего собрания представляет ценнейшая коллекция парижского Haute Couture — вещи от Ворта, Дусе, Пакена, Дейе, Пуаре, Фортуни, Шанель, Ланвен, Скиапарелли, Диора, Кардена, Бальмена, Куррежа, Фата и многих других, включая единственную в мире коллекцию моделей домов моды русской эмиграции. Ее уже выставляли частично в Лондоне, Париже, Брюсселе, Антверпене, Лугано, Риге, Венеции и других городах мира. Коллекция должна жить, и счастье любого собирателя — поделиться своими сокровищами, рассказать о них, опубликовать каталог. Но как бы ни были велики фонды моего собрания европейской моды, именно к русской моде я испытываю особенную нежность. Вот почему я с таким рвением выискиваю на аукционах и на блошиных рынках мира вещи с грифами русских домов моды, попавшими за границу в основном после большевистского переворота. И, конечно, в моей коллекции присутствуют вещи авторства Надежды Ламановой, Вячеслава Зайцева, Валентина Юдашкина, Татьяны Осмеркиной, Андрея Шарова.

 «Мы хотим показать, как менялась мода в России» — Судя по малочисленности списка российских дизайнеров, вы их все-таки недооцениваете. 

 — Проблема российских дизайнеров в том, что они сразу хотят заработать много денег. Никто не хочет лишений, никто не идет на убытки. Все хотят прибыли сегодня. Так не бывает. Иногда приходится очень долго работать, переждать какую-то волну, найти момент. Так что, к сожалению, российские дизайнеры пока совершенно неконкурентоспособны. 

— Говорят, вам приходилось «охотиться» за новыми экспонатами по нескольку лет.

— Самый конкретный пример — концертные туфельки Любови Петровны Орловой. За этими туфельками из серебристой парчи я охотился около 25 лет и нашел их в Израиле у актрисы Этель Ковенской, до эмиграции служившей вместе с Орловой в одном театре. Это единственная вещь, оставшаяся от огромного гардероба великой артистки.

 «Мы хотим показать, как менялась мода в России» — Чей гардероб будет следующим? 

— Очень хочется получить что-то из гардероба Галины Павловны Вишневской. Мы были с ней знакомы, я бывал у нее дома в Париже, сопровождал на аукционах. Дочери обещали подарить мне одно из платьев Галины Павловны, после того как разберутся с архивом. 

— Должно быть, содержание коллекции дорого обходится.  

 — Коллекция съедает основную часть заработанных мной денег. В месяц около €20 тыс. у меня уходит только на покупку старинных платьев. Плюс расходы на реставрацию: еще порядка €5 тыс. Все вещи находятся под Парижем в специальном хранилище, аренда которого ежемесячно обходится в €2 тыс. Прибавьте расходы на перевозки, обслуживание, поддержание нужного температурного режима. Коллекционирование — очень дорогое удовольствие.

 «Мы хотим показать, как менялась мода в России» — Много лет вы ведете разговор о создании Музея моды в России. Удалось ли достичь каких-либо результатов? 

 — Я думаю, что моя коллекция в конце концов все же найдет свое достойное место и музей будет открыт. Подобную коллекцию нельзя показывать в обычном выставочном зале без специальных подиумов и витрин, не оборудованных манекенами и музейным освещением. Но я не тороплюсь, рассчитываю на себя, с протянутой рукой не хожу. Для меня важно популяризовать моду в России и за рубежом. Но главное, конечно, не освещение и подиумы, а специалисты, квалифицированные научные сотрудники, которых мы еще не подготовили. Так что об этом пока просто рано говорить. 

— Любимый экспонат в вашей коллекции есть? 

— Самый любимый экспонат — это я. Ведь не будь меня, не было бы этих замечательных экспозиций (смеется).

 «Мы хотим показать, как менялась мода в России»

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...