Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Топ-менеджер крупного банка (Росбанка) задержан за получение взятки. Оперативные подробности, равно как и обсуждение персоны подозреваемого (или обвиняемого, если статус уже сменен, но виновность все же должен установить суд), — не так уж и важны. Интереснее повод для «благодарности»: пролонгация кредитного договора и заключение дополнительного соглашения с уменьшенной кредитной ставкой и суммой ежемесячных платежей.

Совершенно стандартная, в сущности, процедура в области экономики откатов: часть сэкономленных за счет снижения ставки средств возвращается тому, кто в силу данных ему полномочий обеспечил уменьшение расходов. Разница только в том, что здесь средства недополучает не государство, а частные собственники, акционеры. Ничего нового, специального или оригинального, схема, проверенная, доказавшая свою надежность, эффективность и необычайно высокую живучесть. Специфика банковской деятельности дает возможность объяснить акционерную потерю именно особенностями бизнеса: всегда можно сказать, что клиент хороший, перспективный и бонусы окупятся в перспективе, либо наоборот — что проще снизить ставку, чем рисковать остаться с неликвидными активами, обеспечивающими кредит и т.п. Но вывод здесь простой: система откатов настолько накрыла экономику, что прекрасно работает не только в системе государственного управления, но и в частном бизнесе. С чем, разумеется, не стоит торопиться себя поздравлять. Стремление заработать с использованием служебного положения, пусть и с нарушением закона, становится вполне рабочей нормой. И возможности для реализации таких стремлений никак не сужаются.

В нашем случае изначальным объектом коррупции стала банковская кредитная ставка. Которую, разумеется, банк вправе устанавливать самостоятельно, находясь в установленном ЦБ коридоре. Но коридор этот, надо сказать, больше напоминает лабиринт, из которого клиент не всегда выберется без незапланированных потерь.

Да, банк — это бизнес, его задача — зарабатывать деньги и получать прибыль. Задача ЦБ — все же при этом помнить, что он регулятор, и присматривать за этим бизнесом. Вот хорошее, например, дело — маржа между кредитными и депозитными ставками банков. Поскольку признано, что спекуляция в отрицательной коннотации советских времен больше употребляться не должна, не станем этого делать и мы, но и радоваться такой ловкости тоже несколько преждевременно. Равно как и привычке банка менять произвольно эти процентные ставки без точно сформулированного перечня причин для изменения. С указанием этого печального факта в договоре шрифтом исчезающего размера. В результате ставки не просто плавают, иногда и летают. Что создает прекрасные возможности для работы с клиентом по индивидуальному плану с оговоренной клиентской благодарностью.

Проще говоря, диапазоны ставок и точные критерии и пределы их изменения на рынке не формализованы — как минимум, до понятного клиентам уровня. То есть дополнительно к классическому административному «разрешить-отказать» здесь прибавляется вполне рыночное «вам скинем». А уж возможность здесь совсем лежит на поверхности: нетрудно изначально загнать базовую ставку так, чтобы всегда была возможность дать скидку. Только в случае классического рынка эта скидка — чтобы заинтересовать клиента, а в случае новой российской интерпретации — чтобы клиент поделился сэкономленным.

Так что снова приходится повторять, что борьба с коррупцией не будет сколь-либо приемлемо результативной без последовательного и неуклонного сужения коррупционной базы. Проще говоря, антикоррупционной экспертизы действующего законодательства, снижения распорядительных функций государственных органов, про суды уже и писать невозможно, и т. д. И, видимо, правил изменения коридора внутренних банковских ставок, установления пределов маржи кредит-депозит.

Это же касается и одного из главных «теневых» бизнесов с участием банков, а именно обналички в промышленных масштабах. Если методики, по которым действуют участники процесса, уже известны, то вполне возможно создать систему, ощутимо затрудняющую этот доходный бизнес, который на Западе называется простым словом «отмывание». Борьба с фирмами-однодневками, видимо, что-то решить поможет, но, учитывая уровень участников (не будем делать вид, что кто-то, достаточно высоко сидящий или сидящие, такие потоки не контролирует и не пользует), видимо, требуется что-то большее, в том числе опять же какие-то дополнительные банковские регламенты. Это не дополнительный контроль, а прояснение деталей в правилах игры, что увеличивает возможность более прозрачной деятельности и несколько снижает масштабы игры в откаты и обналичку. Понятно, что в обоих случаях, учитывая масштабы, требуется настойчивая политическая воля. Но тут речь-то о главном, во всяком случае, о том, что теперь считается главным, — о деньгах. И банки как операторы финансового обеспечения экономики — один из самых важных и критичных элементов государственной безопасности. То есть, по-хорошему, не очень подходящее место для непроясненных правил игры. Как говаривал М.М. Жванецкий, «тщательнее надо». 

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...