Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Фильм Сокурова о Второй мировой войне оплатит Германия

Режиссер, удостоенный премии «Ника» за лучший игровой фильм 2012 года «Фауст», не планирует выпускать свою новую ленту в российский прокат
0
Фильм Сокурова о Второй мировой войне оплатит Германия
Кадр из фильма «Фауст». Фото: kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Триумфальная картина «Фауст» была замечена российскими критиками спустя два года после Венецианского международного кинофестиваля. Теперь Александр Сокуров готовит новую документальную картину, на этот раз посвященную Второй мировой войне, правда, российские зрители новое творение мастера вряд ли увидят. О том, почему документальные фильмы не находят отклика в сердцах соотечественников, Александр Сокуров рассказал «Известиям». 

— Вы не в первый раз получаете главную премию «Ника», каково это? 

— Это всегда хорошо, когда люди замечают и признают заслуги, но я считаю, что нельзя переоценивать значение этого события. Потому что сегодня это признание есть, завтра его нет. Это просто благодарность коллегам за то, что они обратили внимание на мою картину. В России отношение к моим работам пока является более сдержанным, нежели в других странах. 

— Сейчас вы готовите новый фильм, чему он посвящен? 

— Это документальный фильм о Второй мировой войне, если смотреть на нее с точки зрения Франции и Германии, я считаю, что это очень интересно. У этого события есть своя историческая ретроперспектива. Страны давно воюют — две европейские страны, две страницы истории, две стороны цивилизованного мира. В конце года, я надеюсь, мы завершим этот проект. 

— Кто выступает продюсером фильма?

— Продюсеры картины — французская и немецкая стороны. Они и финансируют фильм. Съемки уже проведены в Германии. Во второй половине июня съемки пройдут во Франции, в Париже. Еще будут съемки в Голландии. Там я надеюсь дополнить ленту интересными хрониками и фото. Полагаю, зрителям это понравится. 

— Где будет демонстрироваться картина?

— В Германии и Франции — это естественно. Что касается России, то здесь у нас не очень любят жанр документального кино. Пока я не уверен, что у нас вообще будут возможности показать фильм российским зрителям. 

— Почему?

— Все дело в проблеме интереса к тому, что я делаю. Далеко не все мои документальные фильмы показывались в России. Поэтому у меня нет никаких оснований полагать, что эта картина избежит подобной участи — не быть показанной на моей родине. У нас нет интереса к документальному кино. Нам, российским режиссерам, просто негде показывать наши документальные картины. Нет доступа в кинозалы, нет доступа на телевизионные каналы, которые смотрят люди. 

— Но ведь ваши «недокументальные» картины пользуются успехом?

— Мой «Фауст» же не вышел в прокат. Да, была премьера в Ульяновске, но это было очень давно. Притом единичный показ. Всё пространство, всё время в кинотеатрах заранее и на долгое время вперед куплено американскими компаниями, которые владеют прокатом в России. Пробиться российской картине крайне сложно или вообще невозможно. Надо строить в нашей стране независимые кинотеатры, тогда мы сможем показать в нашей стране наши картины.

— Может быть, стоит обратиться с этой проблемой к властям, подключить депутатов? 

— Надоело призывать. Мы призываем уже несколько лет, но это бессмысленно и нерезультативно. Всё упирается в деньги. Просто нужно найти деньги и построить такой независимый кинотеатр. 

— А если бы вам предложили создать такой кинотеатр, согласились бы? 

— Если была бы возможность создать систему независимого проката, конечно, ее нужно было бы создавать. К примеру, во Франции и Германии есть такая система. Там много кинотеатров, в том числе и небольших, которые рентабельны, — 60–100 мест. Многие кинотеатры содержатся за счет муниципалитетов. И хорошо работают. У нас этого, к сожалению, нет.

Комментарии
Прямой эфир