Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Гильдия операторов отметила артхаусное «Искупление»

На церемонии вручения премии «Белый квадрат» вспоминали о преимуществе пленки перед цифрой
0
Гильдия операторов отметила артхаусное «Искупление»
Фото: РИА НОВОСТИ/Владимир Песня
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Москве в десятый раз прошла церемония вручения премии «Белый квадрат». Придуманная когда-то Анной Михалковой и продюсером Максимом Королевым, эта премия вручается операторам: представителям самого сплоченного, талантливого, профессионального и конвертируемого цеха российских кинематографистов.

Главный приз жюри под председательством Дмитрия Долинина присудили Геннадию Карюку, который снимал, в частности, и многие фильмы Киры Муратовой.

Пять операторов-номинантов были на сей раз будто специально подобраны для того, чтобы продемонстрировать возможности старой и новой школы: 33-летний Денис Аларкон за фильм «Шпион» по Акунину (режиссер Алексей Андрианов), в котором Москва явлена такой, какой она могла бы стать, но не стала. 76-летний Геннадий Карюк за «Искупление» Александра Прошкина по повести Фридриха Горенштейна. 58-летний Юрий Райский за «Орду» Андрея Прошкина. Сергей Мачильский, которому в этом году исполнится 52, номинировался за поэтический «амаркордообразный» фильм Георгия Параджанова «Все ушли». Его ровесник Сергей Трофимов — единственный из всего списка, выдвинутый на не за арт-проект, а за блокбастер, «Август восьмого».

Признание профессионалов — все-таки серьезная компенсация за то, что «Искупление» Прошкина-старшего, как и почти любую артхаусную российскую картину, фактически никто из зрителей не увидел ($ 40 тыс. сборов в прокате). В этом вообще особенность отечественных премий: когда вручается «Оскар», все понимают, о чем именно идет речь. Когда любая из наших профессиональных наград — в курсе, как правило, только посвященные. Но на празднике об этом невеселом факте пытаются не вспоминать.

А юбилейный «Белый квадрат» действительно оказался праздником. Художник Игорь Гурович и режиссер Алексей Агранович «скреативили» образцово-показательную церемонию: остроумную, изобретательную, лаконичную. По бокам сцены, в «карманах», разыгрывалось действие, которое тут же проецировалось на большой экран: и идеально иллюстрировало слова ветерана российской кинооператорской школы Николая Немоляева о том, что действительность перед камерой и та же самая действительность на экране идентичными не бывают. «Бойтесь реализма, это — страшная вещь!» — предостерегал молодых Немоляев.

А самый трогательный момент, который обычно приберегают под конец, на этой церемонии случился в самом начале: на сцену вынесли огромный, многократно увеличенный в масштабе приз «Белый квадрат», сообщили, что он вручается операторскому факультету ВГИКА, и попросили выпускников разных лет подняться на сцену.

«Я думал, сейчас все операторы выйдут и в зале вообще никого не останется», — пошутил Алексей Агранович. Но зал остался заполненным: поболеть за операторов пришли многие. Ведь далеко не только актеры считают, что с этим цехом важно поддерживать хорошие отношения. 

Самый длинный, ностальгический, щемящий ролик в тот вечер предшествовал вручению премии имени Сергея Урусевского — за вклад в операторское искусство. Ее удостоился Николай Немоляев, снявший «Покровские ворота», «Обыкновенное чудо», «Тайну черных дроздов», «Курьера», «Город зеро», «Цареубийцу» — всего несколько десятков картин за 75 лет жизни.

Нет, наверное, актера, который хотя бы раз в жизни не произнес бы фразу: «Главное в нашей профессии — дружить с оператором». На церемонии «Белый квадрат» было очень много известных артистов, и в тот момент, когда Немоляев держал свою благодарственную речь, на сцену выбежала Ирина Розанова — похоже, это была импровизация.

Розанова заговорила о том, что Немоляев — великий мастер эпохи кинопленки, и что молодым людям, снимающим и снимающимся на цифру, сейчас трудно даже понять, что это такое. «Тебе объясняют, что сантиметр пленки — это очень и очень дорого, а потому, когда прозвучит команда «Мотор!», ты должен собраться и выложиться — иначе твоя лажа останется навсегда», — вспоминала Розанова.

Сам же Николай Немоляев признался, что завидует молодым с их безграничными техническими возможностями: «Раньше только ленивый оператор не красил листья на деревьях перед съемкой, а теперь цветокоррекцией вы можете сотворить все…».

Комментарии
Прямой эфир