Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Реакция части общества на кипрские события вполне укладывается в общеизвестный закон Ломоносова–Лавуазье, тот, который «все вещества в натуре случающиеся такого суть состояния...», в общем, сколько где убыло, столько в другом месте прибавится. Наш случай, правда, все же довольно специфический: в одном месте убывают деньги, а в другом столько же прибавляется, но не денег, а радости по поводу пропавших у кого-то денег. Аршином общим, то есть по-прежнему, измерить не получается. То очевидное обстоятельство, что попали в ситуацию все, а не только те, про кого хотелось, чтоб попали, значения не имеет. Все по Швейку: держит деньги на Кипре — тоже, небось, порядочный жулик.

Как справедливо заметил Достоевский Федор Михайлович — широк наш человек. Чего старый сарай рушить — лучше спалить всю усадьбу, тем более не своя.

Вот тут белгородский губернатор даже высказался в том духе, что мало попали, надо бы, чтоб процентов на восемьдесят. Потому что надо родину любить и деньги только здесь держать. Признавая за этим высказыванием некоторую логику и воздерживаясь от обсуждения уровня рисков при реализации губернаторских наказов, обратим внимание на такую деталь. Экспроприация капиталов, одобренная губернским руководителем, мотивируется непатриотичностью их держателей. Про сомнительное, а часто и не вызывающее сомнение происхождение некоторых из них, речи нет. Храните дома — и все вам простится. Это ведь, в сущности, верная трактовка последних решений. Так что политику партии губернатор понимает верно. То есть происхождение активов не обсуждается, только место расположения.

Интересно здесь и другое: это представление о науке вычислений. Понятно, что предложенные 80% контрибуций — это скорее фигура речи и губернатор не первый (и уж точно не последний) политик, который вольно оперирует цифрами в заявлениях. Бессменный лидер КПРФ Г.А. Зюганов постоянно радует слушателей загадочными по происхождению данными о различных катастрофических ситуациях в стране, отклонившей коммунистическую опеку. Среди прочих претензий к кипрскому руководству были вопросы о происхождении ставок списания средств с депозитов. Обсуждаемый их размер — 7–10%, варианты были чуть с большим разбросом, но это не принципиально — определялся необходимостью собрать некую сумму, оговоренную с европейскими финансовыми организациями. Так что сам норматив здесь, видимо, зависел только от базы и расчетной суммы дохода от базы.

Самое интересное, что подобная методология широко применяется в России — монополиями и всей системой ЖКХ. Хотя здесь речь идет об оказании сервисных, а вовсе не финансовых услуг. Хочет управляющая компания получить запланированный доход, а соответственно и прибыль — ждите роста тарифов и чудес в калькуляциях объемов произведенных работ и оказанных услуг. Себестоимость, норма прибыли, тарифные рамки — это все осталось в учебниках, причем скорее старых, а не новых. Прошу прощения за возможный повтор, но стоимость услуг ЖКХ в Москве за последние четыре месяца (без марта) увеличилась примерно на 15%, отопление — около 25%. Это при прямом распоряжении президента сохранять повышение тарифов на уровне 6%. Притом что цены на энергоносители не менялись, капитальных работ не проводилось (речь, понятно, о конкретном районе, но система везде схожая) и т.п. Понятно, что расчетов по этому поводу никто не видел и увидеть не надеется.

Так что справедливо предъявляя претензии к кипрским банкам, может все же как-то заинтересуемся на практическом, а не политическом уровне загадочной деятельностью управляющих компаний и монополистов — продавцов тепла и энергии. И обоснование тарифов и расчет оплаты пора уже вывести из перечня информации, составляющих государственную тайну (это грустная шутка, если что).

Потому что если всерьез подсчитать, сколько мы все теряем на вольных расчетах тарифов на услуги, переплачиваем за медицинское обслуживание и образование, за возможность вести небольшой собственный бизнес или получить заказ и подряд на работу, то тогда получится удивительная вещь. Мы, оказывается, в определенном смысле постоянные заложники сложившейся монопольно-коррупционной системы. Так что стоит ли так упоительно злорадствовать над теми вполне добросовестными вкладчиками (далеко не все счета и депозиты вышли из «прачечной»), которые стали заложниками другой, финансово-рисковой системы. Тем более что серьезная проблема защиты сбережений пока не сказать, чтобы была успешно решена в России. Пока еще систему низкорисковых доходных финансовых инструментов для частного вкладчика трудно назвать развитой и доступной.

А то, что капитал родины не имеет, справедливо отметил еще один упорный соотечественник Ангелы Меркель, которого звали Карл Маркс.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир