Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«У нас много разногласий с Россией, но отношения искренние и прямые»

Лидер партии «Наш дом Израиль» Авигдор Либерман — о приоритетах израильской внешней политики
0
«У нас много разногласий с Россией, но отношения искренние и прямые»
Авигдор Либерман. Фото: Глеб Щелкунов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Израиле объявлен состав нового коалиционного правительства. Пост министра иностранных дел зарезервирован за Авигдором Либерманом, который на данный момент является руководителем комиссии кнессета по иностранным делам и безопасности. К исполнению своих обязанностей он приступит после завершения судебного разбирательства. Либермана обвиняют в «обмане и подрыве доверия». 

— Ваше дело наконец-то добралось до суда. Когда оно завершится?

— По оценкам всех специалистов, до сентября будет закончено слушание в суде. Оно стало беспрецедентным для Израиля: если сравнивать первоначальные обвинения с теми, что дошли до суда, то на ум приходит фраза «гора родила мышь»… Даже скорее — «гора родила блоху». Надеюсь, что в качестве Левши мой адвокат сможет решить эту проблему без особого труда и будет оправдательный приговор.

— 20 марта начинается ближневосточный визит президента США Барака Обамы. Пишут, что он якобы везет новую мирную инициативу по палестинскому вопросу.

— Такие предположения не имеют отношения к действительности. Я думаю, можно рассматривать визит Обамы в Израиль как исправление ошибок его первого президентского срока. Тогда он побывал в Египте и Турции, а в Израиль ни разу не заехал.

США является основным стратегическим партнером Израиля. Мы сотрудничаем в области борьбы с террором и военной разведки. Но последний визит американского президента к нам произошел 5–6 лет назад (в январе 2008 года в страну приезжал Джордж Буш. — «Известия»). Накопилось много текущих проблем региона, которые можно решить только с помощью личной встречи: Египет, Сирия, Ливия, Ливан, Ирак, иранская ядерная угроза.  

— Но вы не ожидаете громких заявлений?

— Неправильно было бы сразу надеяться на стратегический прорыв. Будет обсуждение волнующих тем в мельчайших подробностях. Например, в Сирии каждодневное кровопролитие, проходят встречи в рамках Совбеза ООН, Евросоюза, группы «друзей Сирии», Лиги арабских государств, но никто решения не нашел. При этом в Сирии находятся большие запасы оружия массового поражения — химического и бактериологического. Это страна, по данным израильской разведки, занимает четвертое место после США, России и Китая по количеству оружия массового поражения. Очень много ракет дальнего и среднего радиуса действия. Кстати, там немало российского оружия. Что будет, если все оно попадет в руки боевиков из «Аль-Каиды»? 

— Гражданская война в Сирии приближается к границам Израиля. Предпринимает ли Тель-Авив какие-то действия в связи с этим?

— Мы не будем лезть в дела другого государства. Ответные действия мы можем предпринять только в случае распространения оружие массового поражения — если, например, узнаем, что оно попало в руки «Хезболлы» или его захватили повстанцы.

— После революции в Египте проблемы этой страны так и не закончились: там опять беспорядки, есть убитые и раненые. Дайте, пожалуйста, свою оценку событиям.

— Мы желаем Египту преодолеть все внутренние трудности. Эта страна — наш самый большой и самый важный сосед. У нас с Египтом подписан мирный договор. Я думаю, ключ к решению проблемы — это не политика или идеология, а экономика. Нужно понимать, что население в Египте сейчас почти в два раза больше, чем, скажем, в Германии. При этом уровень безработицы — выше 30%. Особенно страдает молодежь. И это сегодня основная проблема египтян: обеспечить занятость, дать людям минимальный доход. Израиль старается чем может помочь, но мы маленькая страна, наши возможности ограниченны. Египет, с точки зрения своего геополитического положения (Суэцкий канал), — это интерес всех великих держав, постоянных членов Совбеза ООН. От продолжения хаоса и беспорядков здесь никому не будет хорошо. Нужно понимать: то, что началось как «арабская весна», превратилось в лютую зиму.

— Не последней темой является так называемый палестинский вопрос. Не могли бы вы прокомментировать, в какой стадии находится мирный процесс между Израилем и Палестиной? 

— Нет ни мира, ни процесса. Само употребление слов «мирный процесс», на мой взгляд, имеет мало отношения к действительности. Палестинские беспорядки искусственно организованны самими палестинцами в преддверии визита президента Обамы. Он встретится с Махмудом Аббасом в Вифлееме.

Когда палестинцы действительно захотят решать проблему, мы будем ее решать. Сегодня Махмуд Аббас делает так, чтобы решения не было найдено. Палестинской автономии как таковой де-факто не существует: есть «ФАТХ-Лэнд» на территории Иудеи и Самарии и «Хамастан» на территории Сектора Газа. Президентские и парламентские выборы здесь откладываются уже три года. 

Махмуд Аббас большую часть времени путешествует за рубежом. С одной стороны, у него вроде бы нет денег на зарплаты сотрудникам своей администрации. С другой стороны, его администрация прикупила два новых самолета. Зарплата президента Палестинской автономии в разы превышает зарплату президента США. 

Я думаю, что палестинское руководство предпочитает ездить в Москву или Вашингтон, а не  заниматься реальными проблемами здесь — в Наблусе, Вифлееме, Хевроне, Калькилии. 

— Тель-Авив волнует также иранская угроза.

— Тут всё более или менее ясно. Мировое сообщество пытается прятать голову в песок. Это касается также Северной Кореи и Пакистана.

Мы не рассчитываем, что переговоры в формате «шестерки» по иранской ядерной программе дадут хоть какие-то результаты. Поэтому считаем, что имеем полное право действовать в соответствии со своими интересами. С нашей точки зрения, возможен любой вариант развития событий, включая военный, ведь иранские лидеры каждую неделю повторяют свою угрозу уничтожить Израиль, стереть его с лица земли. 

— Как развиваются отношения Израиля с Россией?

— У нас много разногласий, не хочу скрывать, но отношения при этом искренние и прямые. По количеству туристов, посещающих Израиль, Россия — вторая после США. Президент Путин совершил свой первый официальный визит в Израиль. Поэтому я считаю, что наши отношения развиваются хорошими темпами. Будем надеяться, что объемы торговли в ближайшее время вырастут и мы сможем найти общий язык.


Комментарии
Прямой эфир