Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Выбор кандидатуры Эльвиры Набиуллиной на пост главы ЦБ хорош уже тем, что не соответствует сложившейся в последнее время тенденции отрицательного кадрового отбора, примеры которого нам являют, в частности, практически постоянные публикации о различных скандальных событиях и проваленных делах в зоне ответственности.

Новый кандидат — высокопрофессиональный эксперт в области макроэкономики, не связанный с конкретной группой интересов и, что также важно, не проявляющий никакой политической активности. Скорее подчеркнуто внеполитический. Зато прекрасно представляющий, что такое условия для экономического роста, каковые и должен создавать главный финансовый регулятор страны. Так что помимо очевидной преемственности (что особенно важно, учитывая роль ЦБ) речь может идти и о некоторых изменениях денежно-кредитной политики с целью стимулирования упомянутого экономического роста. Понятно, что особые особенности (это не тавтология и не описка, если что) современной российской экономики, с ее корпоративистскими приоритетами и заменой рыночных инструментов конкуренции рейтингом приближенности и личных связей, остаются серьезным корректирующим фактором, в том числе и в кредитной политике, но всё же роль ЦБ остается и в этих условиях весьма важной. В этом смысле, например, от главы Центробанка зависит оптимальное решение задачи установления стимулирующих кредитных ставок без превращения ведомства в постоянный источник дешевых денег для «правильных» банков. То есть кроме хорошо известных факторов экономического роста теперь новому руководителю надо будет серьезно контролировать факторы финансовой стабильности.

Есть еще одна серьезная задача, решение которой также, видимо, придется уже на период нового руководства. Некоторые эксперты предполагают снижение темпов роста американской экономики, включающее снижение потребительского спроса.

В частности, экономист Нуриэль Рубини считает, что история с повышением  налогов на богатых и неудачи Белого дома в переговорах с конгрессом снизят потенциальный темп роста ВВП страны на 1,5 процентного пункта. Мнение это не общее, но оно существует, то есть существуют подобные риски — пусть пока и в неопределенной степени. Соответственно, это может создать дополнительные риски для части российских активов, размещенных в американских ценных бумагах. Государственные резервы — сфера ответственности Центробанка. Понятно, что решение о размещении этих резервов принимал вовсе не глава ЦБ, более того, как известно, и рекомендации на сей счет были сделаны другими влиятельными специалистами. Но решение всё же могло быть принято только на самом верху. Только на этом уровне может быть принято решение о том, сохранять ли эти резервы в действующем виде либо как-то реструктуризировать.

Решение стратегически очень важное. И зависеть оно будет в том числе и от того, кто сейчас будет составлять круг доверенных советников. Глава ЦБ по должности, безусловно, должен в этот круг входить, но это еще и вопрос уровня влияния консультанта и степени доверия к нему высшего руководства. В этом смысле не очень понятно, до какой степени высшее руководство склонно прислушиваться, например, к советнику президента по экономике Сергею Глазьеву, чьи, скажем так, не совсем свежие левые идеи (лет 15 или 20 примерно всё одно и тоже, несмотря на динамично изменяющуюся мировую глобальную экономику) оказались так близки думским коммунистам.

Последние вдруг вспомнили, что они оппозиционная партия, — кто бы мог подумать — и заявили, что кандидатуру Набиуллиной при голосовании в Думе не поддержат. Видимо, заработавшись, перепутали 1990-е годы с 2000-ми и полагают провести своего кандидата. Вообще разрешенная фронда — занятие полезное с точки зрения повышения самооценки. Покритиковал кого дозволено — и звонок в гараж для вызова служебной машины. По встречке покататься или к избирателям съездить — рассказать о том, как мужественно ведется битва за их интересы.

Но всё же больше оснований полагать, что предложенная президентом кандидатура так или иначе будет утверждена. Потому хотя бы, что обратных прецедентов в последние годы наблюдать не доводилось.

После чего помимо проблем сдерживания инфляции, экономического роста, стратегии накопления и оперирования резервами новому главе ЦБ, как и прежнему, придется решать проблемы, имеющие свою российскую специфику. Речь о возможностях сдерживания влиятельных групп лоббистов и «особо доверенных» банков — например, когда ЦБ решает, кому и на каких условиях можно выделить кредит, и т.п. И остающуюся пока так и не проясненной до конца историю с системной банковской обналичкой. И самую главную из проблем сегодня — повышение степени независимости главного финансового регулятора. Хотелось бы, чтобы новому руководству эти проблемы удалось решить хоть в какой-то приемлемой степени.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир