Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Николай Усков: «Живи» — это наследие господина Яковлева»

Глава проекта «Сноб» в интервью «Известиям» рассказал, почему закрыли «Живи»
0
Николай Усков: «Живи» — это наследие господина Яковлева»
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Принадлежащая Михаилу Прохорову медиагруппа «Живи», которая объединяет проект «Сноб» и одноименный телеканал, прекращает свое существование, а сами СМИ становятся самостоятельными. Об этом заявил в интервью «Гaзете.ру» гендиректор медиахолдинга РБК Сергей Лаврухин, который сейчас к оперативному управлению «Живи» отношения не имеет, однако в прошлом был гендиректором компании. Глава проекта «Сноб» Николай Усков рассказал «Известиям», кто и почему решил закрыть медиагруппу. 

— С ликвидацией медиагруппы «Живи» и выделением «Сноба» вы перестаете быть президентом медиагруппы и остаетесь руководителем проекта «Сноб». Ваше положение в компании как-то изменится?

— Оно никак не изменится, меня звали на конкретную работу, и я ее делал. Президент — это просто название должности, перешедшей в наследство от Владимира Яковлева.

— Разве «президент медиагруппы» некрасиво звучит?

— Да, звучит красиво, но я предпочитаю заниматься делом, а должность президента прилагалась к самому главному проекту, то есть к «Снобу».

— Почему решили реорганизовать «Живи»?

— Медиагруппа «Живи» была объединением разноплановых активов разной ценности. В какой-то момент мы решили, что нам не нужна надстройка, потому что она достаточно дорогостоящая, а проектов, которые мы хотим сохранить, не так много. Ими можно заниматься без особой управляющей структуры.

«Живи» — это наследие господина Яковлева. Решение о ее реструктуризации обдумывалось уже давно, я бы сказал, этот вариант рассматривался и год назад. Нужно было просто понять, что мы хотим сохранить и куда хотим двигаться. Мы даже не пытались привлечь какое-либо внимание, так как мы не огромный холдинг вроде РБК, а небольшая частная компания с очень разными проектами. Честно, Сергей Лаврухин был не совсем уполномочен комментировать этот вопрос, потому что он занимается компанией РБК. Это все равно, что я бы стал делиться своим инсайдом по поводу ситуации в РБК.

— То есть предложение выделить «Сноб» из состава медиагруппы исходило изнутри? От вас?

— Это была одна из идей, которая предлагалась в том числе мной. И она заключалась в том, чтобы не обкладывать жизнеспособные проекты данью в пользу руководящей менеджерской структуры.

— Выделение «Русского пионера» — тоже ваша идея?

— В течение года я изучал ситуацию и решил, что «Сноб» и «Русский пионер» — проекты очень близкие. Держать два литературных интеллектуальных журнала рядом — смелая, не вполне продуманная комбинация. Они неизбежно начнут конкурировать друг с другом. Насколько мне известно, у Андрея Колесникова и Михаила Прохорова были такие договоренности, если Михаил сочтет, что журнал может существовать отдельно, то финансовых претензий они друг к другу иметь не будут. Когда встал вопрос о том, как  «Русскому пионеру» жить дальше, Андрей с легкостью забрал его себе. И сейчас издает его при другой финансовой поддержке. А передо мной стоит задача сделать «Сноб» еще сильнее. 

— В каком финансовом состоянии сейчас находится «Сноб»?

— «Сноб» — это динамично развивающийся продукт, это бренд, один из немногих отечественных брендов, который был запущен в кризис, но пережил его. В журнале есть некоторые проблемы, потому что какое-то время им особенно не занимались с точки зрения коммерческой привлекательности. Но динамика за последний год приличная. Всем медиа сейчас непросто в связи с запретом на размещение рекламы алкоголя и табака. Но я уверен, что этот проект можно поднять до уровня самых крупных журналов страны.

— Планы на 2012 год «Сноб» выполнил?

— Даже перевыполнил.

— На сколько процентов? «Сноб» в 2013 году станет прибыльным?

— Мы закрытая частная компания, и я не могу раскрывать цифры. Но показатели мы перевыполнили.

— Какой объем рекламы табака и алкоголя был в «Снобе»?

— 20–25%. Это много. Значительный сегмент. Но мы работаем над диверсификацией рекламных доходов, и у нас имеются резервы роста.

— Значит ли это, что рекламодатели стояли в очереди в «Сноб»?

— Никаких очередей особых нет ни у одного бренда. С каждым рекламодателем нужно работать индивидуально. Предлагать специальные условия, специальную поддержку,  всячески укреплять отношения, в том числе человеческие.

— Будут ли проведены какие-либо кадровые перестановки в журнале?

— Нет, но сам журнал будет меняться, как меняется наша жизнь. Я хочу, чтобы он нравился читателям.

— А сейчас он не нравится?

— Судя по росту тиража на 10% в 2012 году, по росту трафика на сайте на 25%, читателю проект нравится. Я считаю, что всегда нужно своевременно вносить коррективы. К тому же  Москва не такой большой город, чтобы понять, читают тебя или не читают.

— То есть «Сноб» для Москвы?

— Москва — главный город, с этим ничего не поделаешь, если Москве нравится, то нравится всем. У нас гиперцентрализованная страна, все бренды здесь. Хорошо это или плохо — не мне судить, мы так живем.

Читайте также
Комментарии
Прямой эфир