Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Японский поэт проинструктировал российских сочинителей хайку

Минору Одзава объяснил, почему авария на «Фукусиме» сказалась даже на поэзии
0
Японский поэт проинструктировал российских сочинителей хайку
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Москву посетил Минору Одзава, японский поэт-хайдзин, пишущий трехстишия хайку. Приезд зарубежных поэтов в Россию — вообще дело довольно редкое, а уж из Японии, да еще и с хайку — едва ли не впервые. Хотя знатокам Одзава был известен и до того: в 2003 году в России вышел сборник японских хайдзинов «Странный ветер», куда вошли и стихи Одзавы.

Из Кореи
Прибило к берегу туфлю
Лету конец

— это одно из самых известных в России хайку Одзавы. Умение малым количеством слов запечатлеть момент — главное требование при сочинении трехстиший. Еще необходимо, по крайней мере в классической традиции, указать сезон, когда происходит описываемое событие.

— Туфля из Кореи — это что-то символизирует?

— Нет. Просто я действительно на исходе лета увидел на пляже выброшенную морем туфлю, внутри была надпись по-корейски, — объясняет поэт.

Минору Одзава — один из ведущих японских хайдзинов, которых, впрочем, не так уж и много: по подсчетам Одзавы, порядка 50 человек на всю страну (речь, естественно, идет о тех, кто печатается, а не просто пишет для себя). Он издает журнал хайку Sawa, а также преподает в университете.

— Скажите, хотя бы в Японии поэт может прожить за счет стихов?

— Не думаю. Сегодня слишком мало людей интересуется поэзией. Молодежь занята поисками работы, развлечениями. Пожилые поэты постепенно уходят из жизни. Я издаю свои стихи средним тиражом в тысячу экземпляров, и они расходятся не так уж быстро.

Одзава-сан проводит поэтические конкурсы в разных префектурах Японии, сам их организовывает.

— Хочу хоть таким способом привлечь молодых к поэзии, показать им красоту хайку, — говорит поэт.

На московскую встречу с ним пришли отечественные ценители японской поэзии, которых оказалось не так уж мало. Причем собравшиеся, как выяснилось, — не только знатоки, но и сами себе хайдзины. Одзава-сан, кажется, даже немного растерялся от обилия вопросов, тем более что большая часть из них касалась сугубо технической стороны дела. Например, как добиться, чтобы число слогов в русских хайку соответствовало японским образцам? Дело в том, что на родине для трехстиший выработаны довольно жесткие правила. Хайку (их еще называют хокку, но это устаревшее слово) должно состоять из 17 слогов: первая строка — пять слогов, вторая — семь и третья — снова пять. Однако японские слова в массе своей короче русских, так что задача у наших сочинителей хайку — не из легких.

— В России люди очень интересуются хайку, на мой взгляд, даже чересчур, — отметил поэт.

— Как нам писать трехстишия так, чтобы сразу было понятно, что это хайку и ничто иное? А то нас упрекают, что мы пишем вовсе и не хайку, а просто нечто похожее, — волновались участники встречи с Одзавой.

— Форма — понятие относительное, — ответил поэт. — Полностью применить к русскому языку те же требования, что и к японскому, едва ли возможно. Главное — чтобы ваше стихотворение было интересно читать другим.

После цунами и аварии на «Фукусиме» в марте 2011 года Минору Одзава настолько сильно переживал, что не мог писать.

— Только сейчас способности к стихосложению возвращаются, — говорит он.

— Кстати, авария на АЭС «Фукусима» сказалась и на хайку, да-да, — уверяет хайдзин. — В Японии весенний рис — это издавна символ радости, нового урожая. Такой рис всегда был дороже, потому что он первый в году. А в прошлом и в этом годах в районах, расположенных недалеко от АЭС, нет никакой радости, и рис стоит дешевле прошлогоднего, потому что многие опасаются покупать продукты оттуда. А значит, исчезло и сезонное слово, теперь не напишешь про дорогой молодой рис как символ весны.


Читайте также
Комментарии
Прямой эфир