Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Каталог недвижимости, выполненный в форме слайд-шоу, — самое доходчивое средство оповещения публики об успехах в разоблачении коррупционеров. Это очень русское, очень «суверенное» средство. Трудно представить, что если в каких-нибудь Штатах публике предъявят шикарную виллу какого-нибудь сенатора и объяснят, что раз она шикарная, значит, сенатор — ворюга, публика немедленно завопит «ату его»! В России завопит непременно. На то и расчет.

Существует два вида использования дорогой недвижимости в качестве дубинки. Власть направляет ее либо против своих политических противников, как это было со знаменитой «дачей Касьянова», которую стране предъявили как пример аппетитов бывшего премьер-министра, либо против оппонентов из своего действующего окружения.

«Свои» при этом тоже разделяются на бизнес-оппонентов и политических. Скажем, причиной того, что над подмосковными усадьбами и австрийскими виллами семейства московского мэра принялись барражировать вертолеты с операторами на борту, дабы кадрами этой многомиллионной недвижимости натравить на него народ, стали вовсе не те прегрешения, которые тому же семейству были инкриминированы в десятках разоблачительных фильмов. Причиной были две статьи в двух российских газетах, где этот мэр (Юрий Лужков) позволил себе неуважительно отозваться о тогдашнем президенте страны (Дмитрии Медведеве). Правда, Лужков при этом не говорил ничего плохого о Владимире Путине, так что дальше телевизионных разоблачений с панорамными видами семейных дворцов не пошло.

И министр обороны Сердюков, фигурант нынешнего «дворцового» скандала, тоже не будет сидеть в тюрьме. Я думаю, по аналогичной причине. Обратите внимание: сегодня людям из команды Сердюкова вменяют в вину пять объектов госсобственности, которые «Оборонсервис» (структура Минобороны) продал частным структурам за последние 16 месяцев. Суть обвинений: объекты продавались «своим» по заниженным ценам. Но ведь «Оборонсервис» за последние годы продал тысячи объектов госсобственности! И для каждого из этих объектов существовала оценочная стоимость. И в любом из этих случаев любому проверяющему эта цена могла показаться заниженной. Но взялись перетряхивать только сделки последнего времени. Почему? Чтобы поставить зарвавшегося министра на место. Ведь пытались ему объяснить по-хорошему, кому, как и за сколько нужно продать, допустим, столичные здания или курортные поселки. А он отправил тех, кто пытался, по другим адресам. За что и был примерно наказан.

Еще вот что заметьте: вы до сих пор не знаете фамилии генерального директора компании «Оборонсервис», который от лица этой компании подписывает сделки. Зато наизусть выучили имя-фамилию женщины, которая была членом совета директоров этой компании (причем с июня 2012 года она им не является). Это ее шикарные апартаменты на Остоженке стали символом коррупционного гнойника, вскрытого в недрах «Оборонсервиса».

А всё потому что она, Евгения Васильева, — любимая подруга министра. А еще под удар попала подруга этой подруги, Екатерина Сметанова, фирма которой подыскивала покупателей для сомнительных сделок. Правда, квартиру Сметановой нам до сих пор почему-то не показали, заменив ее в компроматном видеокаталоге апартаментами на Малой Бронной еще одного друга Сердюкова по фамилии Елькин, который тоже проштрафился, но уже не по части продажи, а по части обслуживания объектов Минобороны.

Наконец, нас добили аж тремя квартирами родной сестры Сердюкова, которые располагаются в том же элитном доме, где живет любимая женщина министра Евгения Васильева, присовокупив к ним парочку дачных коттеджей, которыми владеет муж сестры по фамилии Пузиков.

Народ разогрет! Он жаждет приговоров! Но их не будет. Самого министра твердо прикрыл сам Путин, заявив, что у следствия нет к нему претензий. Васильеву не посадят тоже, потому что она уже выполнила свою роль для наказания министра. Я думаю, что, потрепав нервы, выпустят на свободу и подругу Васильевой — Екатерину Сметанову. Оба пункта, которые инкриминирует ей следствие в этих сделках, — продавала «своим» и по «заниженным» ценам, играют какую-то роль только в прямой увязке: «продавала своим по заниженным ценам». Потому что сами по себе «свои» не обязательно плохи. А «заниженные цены» — это вообще предмет судебного спора. Скажем, нынче следствие заявляет: стоимость гостиницы «Союз», которую Минобороны за 600 млн рублей продало двум известным бизнесменам (которые, кстати, много лет специализируются на гостиничном бизнесе), занижена в полтора раза. Но в феврале, когда происходила сделка, совершенно независимые эксперты оценивали стоимость этого объекта как раз в $12–20 млн.

Впрочем, если даже дело и дойдет до приговоров для рядовых друзей Сердюкова, то эти приговоры в любом случае не будут связаны с их квартирами. Квартиры-то они могли себе позволить. Все эти люди весьма состоятельны, все они много лет в бизнесе. Тот же руководитель «Славянки» Елькин, которого из-за ареста лишили возможности отметить свой юбилей в компании Дженифер Лопес, между прочим, владеет ЗАО «Безопасность и связь», имеющим многомиллионные контракты не только с Минобороны, но также с УФНС по Москве, Высшим арбитражным судом, Военной академией Генштаба и еще рядом крупнейших силовых структур.

Другое дело, что две приближенных к министру женщины — его сестра и Евгения Васильева — вряд ли покупали свои квартиры по рыночным ценам, ведь их дом стоит на земельном участке, принадлежавшем Минобороны. Конечно, не слишком этично, когда «свои» получают такое жилье за бесценок. Но юридически такие сделки будут чистыми до тех пор, пока не появится «политическая необходимость» засчитать их нечистыми, примерно так же, как это было в случае с дачей Михаила Касьянова.

Вообще, когда граждан начинают преследовать в целях публичной порки отдельного политика или в рамках кампании по борьбе, допустим, с коррупцией (а кампания от борьбы отличается отсутствием результата в виде посадки ее главных действующих лиц), это подрывает роль дворца как средства для разжигания народной ненависти к ворюгам и коррупционерам. Если уж продолжать демонстрировать чужое богатство для воздействия на умы и сердца, так только если оно с гарантией нажито преступным путем, как это было, например, с публичным показом особняков «оборотней в погонах». Но случаи такой бесхитростной демонстрации, не имеющей второго и третьего дна, почему-то большая редкость.


Читайте также
Комментарии
Прямой эфир