Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
В Москве произошел второй за день случай провала грунта на дороге
Экономика
Чижов исключил полное замещение Евросоюзом газа из РФ на зиму
Мир
Норвегия может сократить добычу газа из-за забастовки менеджеров
Политика
Миронов заявил о необходимости сменить название Калининграда на Владибалтийск
Мир
Телеканал France 2 показал радостных жителей Лисичанска после освобождения
Экономика
В ГД пообещали принять меры по защите энергетического суверенитета РФ
Политика
В Совфеде поддержали решение назвать территорию возле посольства Британии в честь ЛНР
Мир
ВСУ заявили об установке флага Украины на острове Змеиный
Экономика
Депутат Гаврилов заявил о планах российского капитала вернуться из-за рубежа
Мир
Союзные силы используют на Украине спецружья для борьбы с дронами
Мир
Дуда спрогнозировал присвоение Балтийскому морю статуса внутреннего моря НАТО

«Какое счастье — еще при жизни убедиться в собственном бессмертии»

Александр Сокуров, Юрий Арабов, Александр Роднянский, Вячеслав Рыбаков и Александр Мелихов — о Борисе Стругацком
0
«Какое счастье — еще при жизни убедиться в собственном бессмертии»
Фото: Замир Усманов
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

По просьбе «Известий» о Борисе Стругацком, ушедшем из жизни 19 октября, вспоминают его коллеги и друзья.

Александр Сокуров, режиссер:

— Никто не дышал ему в затылок. Никого по-настоящему не было рядом, кто мог бы продолжить его дело. Это потеря не только в литературном смысле, но и в гражданском. Потому что именно сейчас стране очень нужны такие судьи, такие адвокаты, каким был он. Мудрые люди нужны. Для нас, как для грамотного народа, и для всего российского государства это невосполнимый урон.

Юрий Арабов, писатель, сценарист:

— Сказать, что братья Стругацкие — крупные писатели, значит ничего не сказать. Это лучшие сюжетисты в русской литературе ХХ века. Их «Понедельник начинается в субботу» предугадал «Гарри Поттера». И если сравнить весь корпус книг о Поттере с романом Стругацких, я предпочту этот роман 1964 года.

В «Обитаемом острове» они  предугадали медийное общество, которое очищает людей от сознания. В «Миллиарде лет до конца света» был блистательный сюжет о том, что в мироздании есть закон, ставящий предел человеческому познанию. Не знаю, существует ли такой закон на самом деле, но сюжет — выдающийся.

Каждое их произведение имело соприкосновение с реальностью — не только с настоящим, но и с будущим. Для меня это главные учителя сюжета — если под сюжетом понимать не только состав событий, но и смысл их. Большие писатели и большие люди. Недаром они работали с Тарковским. Писатели, которые вроде бы должны принадлежать масскульту, но масскульту не принадлежали. Борис Натанович был еще и общественным деятелем и осуществлял главную миссию русской интеллигенции: призывал милость к падшим. Мир праху его.

Вячеслав Рыбаков, писатель-фантаст, лауреат Международной премии имени А. и Б. Стругацких:

— Умер Борис Стругацкий. Случилось. Стряслось. Свершилось. Осиротели. Как много людей в стране и за ее пределами ощущают сегодня свое внезапное сиротство. Поразительно, какие эти люди разные. По возрасту, по убеждениям, по роду занятий. По национальности. По материальному достатку, наконец. Но совершенно в равной степени они ощущают, что от их жизней, таких разных, безвозвратно и невосполнимо оторвалась одинаково важная, одинаково сущностная часть. Некий единый корень, скрытый, как и полагается корню, от посторонних глаз.

Александр Мелихов, писатель:

— В юности среди друзей-физиков я был окружен такими фанатами братьев Стругацких, что мне из одного только снобизма хотелось читать нечто более «вечное» или утонченное — от Толстого и Шекспира до Пруста и Камю. Только с годами, и немалыми, я понял, какая это редчайшая удача — сделаться светочем целого поколения, точнее, далеко не худшей его части.

И впоследствии, когда нас связывали теплые личные отношения, я поздравлял его с днем рождения примерно в одних и тех же выражениях: какое счастье еще при жизни убедиться в собственном бессмертии. А какой он был прелестный человек в общении, этого словами не передать. Его уход для меня — огромная личная потеря.

Александр Роднянский, продюсер фильма «Обитаемый остров»:

— Стругацкие, их прорыв из детско-юношеской литературы в высокую литературу для думающего класса безумно повлияли на поколение, к которому я принадлежу. Быть частью этого поколения и не обсуждать Стругацких, не разговаривать цитатами из их книг, не передавать друг другу самиздатовские версии было невозможно.

Возникала отсутствующая на сегодняшний день острота кухонных обсуждений. Сейчас даже трудно предположить, что какая-либо книга может занять в сознании общества то место, которое для нас занимали Стругацкие. И то, что мы хотели сделать «Обитаемый остров» в кино, — не более чем дань от имени этого поколения. Я еще в институте ставил «Трудно быть богом» и потом постоянно возвращался к идее экранизации.  

Понятно, что история с «Обитаемым островом» была сложной, кровавой, противоречиво принятой аудиторией, но самым большим завоеванием своим мы считаем то, что Борис Натанович посмотрел первый фильм и отнесся к нему благосклонно. Мы страшно волновались перед этим просмотром, просто страшно. Но эта его благосклонность чрезвычайно нас поддержала.

Читайте также
Реклама
Комментарии
Прямой эфир