Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С 1 ноября уже довольно много разных сайтов, которые наносили или могли бы наносить вред физическому и психическому здоровью детей, попали в черные списки, а их IP-адреса были срочно заблокированы. Но по большому счету это никого особо не трогало. Речь шла о весьма специфических ресурсах, целевой аудиторией которых являются специфические же лица. К тому же весь контент закрытых ресурсов, скорее всего, после «бана» мгновенно переезжает на новый адрес и функционирует как ни в чем не бывало.

Необходимо было по-настоящему громкое дело, чтобы граждане РФ увидели наконец, что работа в сфере интернет-цензуры идет. Это произошло, когда в черном списке оказалась сетевая энциклопедия «Луркоморье». По утверждению представителей ФСКН, «ряд страниц ресурса содержал информацию, которую можно квалифицировать как пропаганду наркотиков».

Вместе с тем по отработанной схеме сайт уже спокойно функционирует в домене островов Тонга. Но это не помешало очередному всплеску сетевой гражданской активности, призывам пикетировать Минсвязи и прочим проявлениям общественного недовольства в связи с наступлением на свободу слова в глобальной паутине.

Однако в связи с таким резонансом стоит задаться вопросом, что, собственно, представляет из себя «Луркоморье»? Сайт позиционирует себя в качестве энциклопедии современной культуры, фольклора и субкультур. Причем речь идет именно об интернет-фольклоре. В нулевых, если пользователю Сети встречался непонятный мем (например, юзер не знал, что такое словосочетание «Превед медвед»), то он обращался к «Луркмору», который и объяснял, о чем именно идет речь. Собственно, ресурс стал аккумулятором единого смыслового пространства ироничных пользователей Сети, которые желали идти в ногу со временем и потому следили за возникающими в интернете модными мемами. Все о мемах можно было найти именно там.

Но если изучить статистику упоминаемости сайта на основе, скажем, «Яндекса», можно сказать, что пик цитирования «Луркоморья» приходится на 2010 год (ради справедливости следует упомянуть, что один молодежный сетевой ресурс обратил внимание на то, что «Луркоморье» становится все менее популярным, еще в сентябре). К слову, то же самое можно сказать и еще об одном феномене нулевых — о «Живом журнале», который сегодня превратился в анахронизм, в котором по привычке еще обитают старожилы, пока еще не решившиеся порвать со своим сетевым прошлым. Наиболее продвинутые обитатели Сети перебираются в Facebook, «В Контакте» и Twitter. Несмотря на то что, например, последний сам вводит цензуру. С 1 декабря микроблогеры по всему миру уже не смогут ругаться матом.

Иными словами, сегодняшний скандал вокруг «Луркоморья» играет на руку самому проекту. Нет сомнений, что в ближайшие дни сайт побьет рекорды по посещаемости. Хотя едва ли надолго.

Дело в том, что мемы Сети, во-первых, стали проще и теперь не требуют детального объяснения: все и так в теме. Во-вторых, то, что является модным мемом сегодня, таковым может не быть уже завтра. И это делает значительную часть информации «Луркоморья» быстроустаревающей и представляющей интерес только для историка-фольклориста.

Отчасти именно по этой причине сайт трансформировался и помимо статей о мемах начал публиковать тексты о политиках, разного рода культурных феноменах прошлого, социальных типах, т.д. При этом характерной его чертой стал даже не столько «луркояз» — специфический язык сайта, — сколько сама тональность текстов, которую можно назвать полными «любви и обожания» лишь с очень большой иронией. Вот как представляет себе типичного автора ресурса, то есть «анонимуса», администратор и сооснователь проекта Дмитрий Хомак: «Скорее всего, это студент первого, второго, третьего курса, которого что-то раздражает». В результате, опять же согласно Хомаку, сайт превратился в «зеркало российской нетерпимости».

Но если типичный автор ресурса — это переполняемый ненавистью молодой человек, то кто же тогда читатель? Представляется, что главным образом офисный работник мужского пола. Все знают, что часто в офисах, где сотрудник обязан сидеть от звонка до звонка, даже если нет никакой работы, выпадает свободное время, которое нужно как-то провести. И если женщины в данные моменты, например, разглядывают сайты с одеждой, то мужчина, при условии что он ищет каких-никаких развлечений, отправлялся в «Луркоморье», практиковать ненависть. И получается, что «Луркоморье» является довольно агрессивным, если выражаться на языке современной социальной теории, «маскулинным» ресурсом.

Дело в том, что «Луркоморье» способно возродить (пусть и не надолго) былую популярность только благодаря запрету. То есть получается, что обитатели Рунета становятся все более терпимыми и ориентированными на диалог и общение, о чем, кстати, свидетельствует востребованность выше названных социальных сетей. Если, конечно, не предполагать, что претензии властей к энциклопедии мемов и «нетерпимости» не ограничиваются причастностью сайта к пропаганде наркотиков и случившийся на прошлой неделе «офисный расстрел» стал возможен, в том числе и из-за существования подобных не способствующих «любви к ближнему» ресурсов.

Комментарии
Прямой эфир